КИНОВЕДЕНИЕ

kinovedenieИЗ ИСТОРИИ ПРОФЕССИИ

С.В.Комаров У ИСТОКОВ КИНОНАУКИ

Приближается юбилейная дата 100-летия существования русского кинематографа. Почти 75 лет его развития и становления проходили на моих глазах. Мне есть что вспомнить, но в этих коротких заметках я хотел бы коснуться только одного этапа – возникновения в нашей стране науки о кино, а именно – «киноведения».

Как известно, в 1919 году была создана в Российской Федерации первая в мире киношкола. Ее задачей была – подготовка кадров по основным специальностям «кинопроизводства»: режиссуре и актерскому мастерству. В 1925 году школа была преобразована в кинотехникум (ГТК). Ему было предоставлено здание бывшего ресторана «Яр» на Ленинградском шоссе, мало приспособленное для учебных занятий.

Кино я увлекался с ранних лет, как и многие другие мои сверстники. После окончания десятилетки я мечтал поступить в кинотехникум. Но судьба распорядилась иначе. Сдав последние экзамены и получив аттестат, я ждал начала приемных испытаний в ГТК. Но меня вызвали в райком комсомола и по комсомольской мобилизации, направили в Узбекистан на борьбу с басмачеством. Первым пунктом назначения был Ташкент.

Там из нас сформировали отряд и я попал в пограничную Старую Бухару, где и отслужил почти два года. Перенес брюшной тиф и заболел тропической малярией. Из госпиталя направили в Ташкент и врачебная комиссия рекомендовала переменить климат. В результате я снова оказался в Москве. Желание поступить в ГТК у меня сохранилось. Прошу райком дать направление на учебу в ГТК. Там шел прием на режиссерское отделение.YjR9lp4Kp5M

В 1926 году набирал курс Л.В.Кулешов и А.С.Хохлова. С приемными испытаниями справился. Меня зачислили на первый курс, но без общежития (общежитие ГТК в ресторане «Стрельня» было переполнено). Обратился в «Главпрофобр». Получил направление в студенческое общежитие в Лялином переулке. Это был зал бывшего особняка на 20 человек. В шутку мы его называли «Курский вокзал». Из Лялина переулка до ГТК приходилось ехать с пересадками на трех трамваях. Это от района Курского вокзала, в район Белорусского (чаще всего без билета).

Я останавливаюсь так подробно, на этом участке своего кинообразования потому что в общежитии я познакомился с Ильей Вайсфельдом (ныне здравствующим). Он учился на литфаке МГУ. Занятия в ГТК проходили довольно хаотично. Каждый педагог эксперементировал. Работать приходилось больше не в аудитории, а в гимнастическом зале.Тренировочные занятия по системе Дельсарта, занятия по движению и другие физдисциплины занимали большую половину времени. Л.Кулешов считал, что режиссер должен работать над движение для подготовки натурщиков. Из дисциплин гуманитарного цикла для меня самыми интересными были лекции Ф.П.Шипулинского по истории зарубежного кино. К сожалению в техникуме фильмотеки не было, все обучение было устное.

 

Я уже вспоминал о моей дружбе с И.Вайсфельдом. Несколько раз побывав на лекциях в университете, послушав профессоров, в том числе Б.П.Денике. Это была истинная наука по искусству. Вероятно поэтому в 1928 году я добился перевода из ГТК на второй курс «Литфака». И все-же любовь к кино не покидала. С несколькими студентами, в том числе и с И.Вайсфельдом мы организовали кинокружок. Нашим вторым университетом стал АРРК («Ассоциация работников революционной кинематографии»). Находилась она в клубе «РАБИС» на Большой Никитской – рядом с Литфаком (сейчас клуб медработников).

 

В АРРК велись горячие дискуссии. Выступали: Д.Вертов, В.Туркин, А.Разумный и многие другие. Мы, студенты, слушали и молчали. Каждый спорил друг с другом о проблемах кино после посещения АРРК, но явно знаний нам не хватало. Возникла идея создать на факультете «Киноцикл». Вопрос об организации «Киноцикла» потребовал решения деканата. Отлично помню разговор с деканом, профессором А.С.Орловым. Мы, три энтузиаста, (кажется был и И.Вайсфельд) убеждали декана в том, что кино «важнейшее из искусств», что педагогов, специалистов с высшим образованием нет и, наконец, получили согласие на организацию нового цикла в системе «Литфака». Правда прощаясь с нами профессор сказал, что он еще ни одного фильма не видел.

 

Не буду вспоминать о том, с какими трудностями мы столкнулись уговаривая профессоров: И.М.Анисимова специалиста по новейшей западной литературе и интересующегося кино, профессора А.А.Федорова-Давыдова и других, но занятия начались. Весной 1931 года мы закончили «Литфак» при получении дипломов возник вопрос, как же вписывать нашу специальность. У других просто «искусствовед» специальность, а как же с нами, ведь мы «киношники». И вот тут я впервые получил диплом с указанием «искуствовед – специальность кино». Так родилась первая группа «киноведов». Распределение прошло удачно. Я попросил направить меня в ГТК (ГТК был преобразован в институт), И.Вайсфельд в «Совкино» (нас было шесть человек), другие на киностудии.

 

В институте долго размышляли, на какую работу меня принять. Выручил Л.М.Сухаревский, он преподавал научное кино. Заверив дирекцию, что я киновед и нужно организовать «кабинет киноведения». По опыту своей ГТКовской практики я знал, что самым слабым местом было отсутствие учебных пособий. В институте сохранилась та же ситуация. Значит, главное создать в кабинете киноведения фильмографию, кинобиблиографию, фототеку и, конечно фильмотеку. По практике учения в МГУ я знал, какие богатейшие собрания книг по искусству хранились в кабинетах искусствоведения. Была возможность посещения музеев, выставок и так далее. В ГИКе ничего не было.

 

Оснащение учебного процесса наглядными пособиями – вот главная цель, которую я поставил перед собой. Здесь необходимо вспомнить человека, который помогал мне в течение многих лет – Николая Алексеевича Лебедева. Он пришел в институт вскоре после меня. Аспирант института «красной профессуры» был такой, он работал над диссертацией «Специфика кино». Человек энергичный, журналист по профессии, он убедил дирекцию, что нужно создать комиссию по «методологии кино». Его назначили председателем, меня «ученым секретарем». С его помощью пересматривали программы учебных дисциплин, готовились сообщения по методике и т.д.

 

Большим приобретением для кабинета киноведения был фильмограф, по прозванию Венца – Вениамин Евгеньевич Вишневский: он собирал картотеку фильмов чуть ли не с первых лет существования кино. Вслед за ним поступил на работу Николай Михайлович Иорданский, библиограф по профессии, у которого была большая картотека по публикациям о фильмах и творческих работниках отечественного и зарубежного кино. Вскоре штат пополнился Киполатом Соколовым – занимавшемся переводами книг по кино, издававшихся на французском и немецких языках.

 

Однако главного – собрания фильмов в институте не было. Понятно, что без изобразительного материала нельзя было преподавать и историю кино и кинорежиссуру и операторское мастерство. Фильмы и только фильмы могли обогатить педагогический процесс. Не даром позднее С.М.Эйзенштейн говорил, «Фильмы – это ключи к истории». С собранием фильмов обстояло сложнее. Стоимость каждой копии исчислялась суммами непосильными для сметы института. Приходилось собирать изношенные копии в частных прокатных конторах. Из нескольких изношенных копий собирать отдельные, более сохранившиеся части и подбирать полный экземпляр, что бы показать студентам. Все это были фильмы иностранного послевоенного производства, т.е. с начала 20-х годов. Довоенных, дореволюционных фильмов уже не было.

 

И тут помог, как говорят «его величество случай». Как было сказано, я жил в общежитии в Лялином переулке и оставался там, уже работая в институте. Как-то раз я ехал на трамвае мимо «Политехнического музея». Трамвай задержался на остановке (впереди на Лубянской площади был затор). Случайно поглядев на здание музея я заметил, что из дверей выносят корзины с железными круглыми коробками, разных размеров. Подумалось, а вдруг фильмы? Быстро соскочив с площадки трамвая, перебежал на другую сторону. Взял одну из коробок, валявшихся на тротуаре. Открыл – фильм видимо ранних лет – диаметр ролика не более 10 сантиметров. Принесли очередную карзину и стали грузить в «полуторку». Спрашиваю куда везете? Короткий ответ: «На свалку».

 

Бегу к коменданту, объясняю какую историческую ценность представляют фильмы отправляемые на свалку. Выясняю, что еще в начале революции кто-то просил директора сохранить эти коробки в подвале. Теперь и директора нет и хозяин сбежал, а фильмы мешают. Прошу перевести их институту, а не на свалку. Комендант согласен при условии какой-либо бумажки от начальства. Музей, как ГИК подчинялся «Наркомпросу» – это на Чистых прудах. Бегу в «Главпрофобр». Объясняю ситуацию секретарю Лигкенса. Получаю распоряжение передать фильмы институту. На этой же «полуторке» привожу груз в институт.

 

Как оказалось, какой-то любитель собирал фильмы разных лет. От роликов Люмьеров: «Прибытие поезда», «Кормление младенца», «Политый поливальщик», до многих фильмов с 1901 по 1913 годы. В общей сложности около трехсот коробок. Это было невероятно, но фильмотека обогатилась, совершенно неожиданно. Конечно не все фильмы были пригодны для демонстрации, приходилось реставрировать и контратипировать, но в целом это была большая ценность. Много анекдотичных случаев происходило во время поездок по городам России в поисках фильмов у бывших владельцев кинотеатров. Некоторые отдавали фильмы бесплатно – иные торговались, как Плюшкин. Об этих эпизодах можно написать целую книгу, но для этого нужны и силы и время.

 

Слабым местом в фильмотеке было отсутствие русских дореволюционных фильмов. Но и тут помог случай. Л.М.Сухаревский услышал, что А.А.Ханжонков, уезжая за границу свой киноархив отдал на хранение в какой-то московский монастырь. Объезжаю все старинные монастыри Москвы и нахожу, что в Донском в угловой башне лежат какие-то фильмы. Визит к игумену закончился разрешением передать фильмы киноинституту. Когда открыли ржавые двери мы увидели сваленные в кучу коробки. Помещение не отапливалось, стекла в оконцах выбиты. Все коробки ржавые. Этикетки на большинстве отклеены.

 

В фонде А.А.Ханжонкова хранились и позитивы. Разобрать позитивы дело трудоемкое и длилось это долго. Уже позднее, когда после мировой войны, негативы были переданы «Госфильмофонду» их помогала разбирать вдова А.А.Ханжонкова, которая прежде работала монтажницей и большинство фильмов определяла по памяти. Трудно было и с литературой по кино. Старые журналы не были укомплектованы. В основном их кто-то дарил. Я узнал, что у издателя журнала «Проэктор» есть полный комплект этого издания, начиная с 1907 года. Продать этот комплект Л.Лурье – издатель журнала, отказался. Пришлось разыскать его друзей, чтобы убедили передать комплект ГИКу. Все безрезультатно. Наконец он сказал, что завещает его институту. Вскоре он умер и обещание выполнил. Теперь в библиотеке ВГИКа хранится этот редкий журнал за все годы издания.

 

Так же случайно удалось получить и многие зарубежные издания. После прихода к власти в Германии фашизма в Россию приехал известный писатель Бела Балаш – автор книг «Видимый человек», «Дух фильма» и ряда других. Он привез свою библиотеку, где было много книг о кино на немецком, французском и английском языках. Жил в Москве он тесно, книги лежали пачками. Побывав у него я предложил передать это собрание на хранение, в кабинет киноведения ГИКа. Он долго колебался, но потом приехал и сказал «Забирайте». Собрание Белы Балаша хранилось до начала Второй Мировой войны. Во время эвакуации многое пропало, но известная часть сохранилась, со многих экземпляров был сделан своеобразный «Синопсис». И главы наиболее интересные, переписаны на карточки.

 

Все эти годы, начиная с 1932 года и по сей день я веду педагогическую работу по курсу «Истории зарубежного кино». Не могу себе представить, чтобы я и другие педагоги делали без материалов собранных в кабинете киноведения. Их было так много, что после войны фонд был разделен на два и сейчас работают два кабинета Советского и Зарубежного кино. Собранием этим пользуются не только педагоги и научные работники ВГИКа, но и научные работники многих институтов и киностудий – режиссеры, операторы, драматурги. Киноведение стало специальностью и для подготовки киноведов создан киноведческий факультет, отпраздновавший недавно свое 50-летие.

 

Собрание фильмотеки ВГИКа, признанное на Международной выставке в Париже первым в мире и удостоенное большой золотой медали и диплома Гран-при, было позднее передано в Госфильмофонд (около 3000 копий), где созданы все условия для хранения фильмов. И если бы, в свое время, не собирали фильмов, книг, журналов и не создали фильмографию и библиографию кино, как бы могла развиваться такая наука как «КИНОВЕДЕНИЕ».

Leave a Reply