Как я стал мужчиной! (Третья серия)

Во второй раз я прилетел на Курилы через.. 42 года!

Конечно, с концертом! Для многих курильчан осталось загадкой загадок: с чего вдруг «звезда» ломонулась в такую даль, да ещё на неделю туда, где нет заработка?!

Действительно, Дом культуры в городе Южно-Курильск рассчитан не более чем на 150 человек. Длинное, вытянутое как коровник, помещение. Стулья вперемешку с лавками. Сцена точь-в-точь как в советских фильмах, когда показывают выступление колхозной самодеятельности. И не думайте, что я сейчас шучу или высмеиваю южно-курильский дом культуры. Наоборот: в нём уютно, потому что… не гламурно!

Я часто за эти сорок с лишним лет вспоминал далёкие, но близкие мне Курилы. Свою первую «Точку пересечения». Несколько раз порывался на них слетать. Но суета в голове, как и на московских дорогах, создавала множество мешающих свободному движению пробок.

Однажды я подумал: неужели никогда больше не увижу те места, в которых впервые почувствовал себя… мужчиной?

Я нашёл ту бухту, в которой мы сорок два года назад стояли нашим ботаническим лагерем.

Побродил по берегу, на котором когда-то нашел один японский тапочек. Нет-нет, не для того, чтобы найти второй… У меня теперь этих домашних тапочек – завались. Из всех гостиниц мира!

Тот же дикий берег: замаскировавшиеся под песок крабики-отшельники; множество высушенного солнцем плавника; выдернутые со дна морского волнами жабо морской капусты; панцири морских ежей; раскрашенные не дизайнером-имиджмейкером, а морем-океаном звёзды…

Так же стойко и героически сопротивляется всем непогодам, бурям, землетрясениям мыс Столбчатый. Он должен быть символом жизни на Курильских островах. Курильчан тоже не раздолбили никакие реформы.

И так же вперемешку с глубоководными морскими диковинками повсюду валяются пустые бутылки и банки из-под бесчисленных ядовитых напитков мирового капитализма, который никак не может загнить. А пора бы! И конечно же, полиэтиленовые пакеты. Только теперь они вызывают не восхищение, а отвращение. От них гибнут даже киты в океане. Принимают за медуз, глотают и задыхаются.

Что поделаешь? Я стал отнюдь не положительно воспринимать сегодняшний мир, потому что стал… сатириком! Исполнилось предсказание Зои.

По-прежнему колосился никому не нужный сверхсочный, но не состоявшийся, «силос».

Зато местные лесники стали жить лучше – у многих появились японские гамаки! Заимки теперь – с гамаками!

Но главное – по-прежнему: куда ни глянешь, всё хочется сфоткать. Порой кажется, что находишься на Луне или на Марсе, или ещё на какой-нибудь не до конца остывшей планете.

С трудом нашёл ту дорогу, на которой мы так «романтично» застряли с героиней моей первой повести. С трудом, потому что она заросла, по ней теперь не проехать ни на джипе, ни на лошади.

Ходит по этой дороге теперь лишь пограничный дозор и то не чаще, чем раз в неделю. Со мной в тайгу на пару километров углубились двое пограничников с автоматами. А как иначе? Я же для них звезда – охранять надобно.

Прикольно получилось! Я, прилетев из Москвы, рассказывал им, второгодкам службы, как прикрываться от тропического ливня листьями медвежьей дудки, похожими на зонтики. Показал пробковое дерево, заставил стрельнуть в железную берёзу…

Увидев, как от дерева отскакивают пули, превратились в дворовых пацанов:

— Мы всех наших сюда приведём, покажем… Прикольно!

Втроём сфотографировались на фоне бесстыдницы.

Добил солдатиков петазитасом орвендисом и евпаториумом пирамидальным!

А поскольку молодые люди оказались в природоведении такими же специалистами, как и я в нейрохирургии, то, не боясь разоблачения, я пожурил их: мол, уже пора отличать в их возрасте филантус тычинковый от императы цилиндрической. Не говоря о плодах кубебы и ягодах чучеглоситы.

Ни один мой показанный по телевидению концерт не вызывал у них раньше такого уважения ко мне, как последнее наставление.

***

С местной группой бизнесменов, бывших рыбаков, на квадроциклах, которые они называют «грызли», поднялись на вулкан Головнин, с которым мы не виделись более 40 лет.

Кипящее озеро по-прежнему кипело и пыхтело в своём уютном кратере.

Нынче этому озеру уже не так одиноко. Военная дисциплина не та, что была в советское время: солдаты порой приезжают сюда не только полюбоваться красотой мироздания, но и пошашлычничать. После чего многих тянет на подвиги – искупаться в кратере! Вот только никто их не предупредил, что «купаться» в Кипящем — это обмакиваться, а не плавать. В результате несколько таких «героев» уже погибли. Были и случаи отравления токсикодендроном-иприткой.

В Южно-Курильске мне рассказали, как одна из туристок решила поплавать в Кипящем озере вблизи фумаролы – вылезла из воды голая! На ней расплавился купальник. Да и сама обожглась.

Я в ответ поделился историей, как в уссурийскую тайгу пошёл в поход с кавээнщиками из Владивостока. Я в их тайге оказался более сведущим.

Грибы не умеют собирать! Ягоды отличают по обёрткам «Орбита». Ну, я, конечно, расхвастался:

— Я по муравейнику мог понять, где какая сторона света!

Один из тех, перед кем я хвастался, особенно удивился:

— Дядя Миша, вы, что, уже в то время курили?

Вот она, пожалуй, главная проблема молодого поколения во всём мире: им прививают навыки к новым технологиям, но никто не обучает умению жить на природе, радоваться её красоте, заряжаться от неё. Поэтому большинство людей на земле, особенно молодых, боятся природы: не пьют воду из чистого таёжного ручья, на берег океана выходят в марлевых повязках! Любой молодой человек сумеет проложить в Гугле тропинку к интересующей его теме, но далеко не любой сможет выйти из леса без GPS-навигатора. Любимым девушкам дарят виртуальные цветы с чужими смайликами. Потому и счастье их ожидает виртуальное.

Тем, кто не может собрать подобный букет лично, предлагаю эту фотку дарить по электронке своим виртуально любимым.

ВОСПИТАННЫЙ ИНТЕРНЕТОМ ЛЕТАТЬ НЕ МОЖЕТ!

Пока я писал этот очерк, по новостям сообщили, что в Подмосковье во время грозы погибли двое влюблённых. Они спрятались под деревом, накрылись зонтиком и стали целоваться. Понятное дело: в Википедии не написано, что зонтик – это антенна для молнии, и в голливудских фильмах об этом ни слова. Наоборот, в них молнии ловят зонтиками, а потом этими зонтиками дерутся.

И дерево, кстати, тоже может притянуть молнию. То есть эти неумехи соорудили себе две антенны. Ещё одного недоросля шибануло в ту же грозу молнией на крыше дома. Скажите, зачем ему понадобилось вылезать на железную крышу во время грозы? Подышать озоном? Почувствовать себя Человеком-Пауком? Терминатором? Жизнь не голливудский фильм. Об этом нам всегда напоминают Природа и наша Земля-матушка. Она хочет сделать нас мудрее, разумнее, а мы её променяли на Википедию.

Для того чтобы выжить, силы и мудрости надо набираться у Природы.

***

Однако вернёмся на Курилы. В один из дней на катере вышли в океан. Рыбаки подарили нам кастрюлю мидий, ведро с осьминогами, огромного, с разлётом между клешнями в полтора метра, глубоководного краба… Расковыряли на наших глазах харакиристыми японскими ножами похожие на слоновьи уши раковины, вынули оттуда сырые гребешки и заставили нас съесть их сырыми. Пришлось запить спиртом.

Как я говорил позже на концерте: «Никогда в Калифорнийском заливе ни один местный рыбак даже такой звезде, как Том Круз, не подарит ведро мидий. Скидку сделает, но подарить – никогда. Тем более не наденет подаренного осьминога на голову, чтобы сфоткаться с корешем».

Этот слоган лучше всего выкладывать чёрной икрой по красной!

Жизнь – это профессия. Но многие, к сожалению, занимаются самодеятельностью.

***

Рассказали рыбаки о том, как часто они теперь захаживают в японские деревни. Времена изменились. Виза нужна лишь местного значения. Японцы с уважением относятся к русским. Живут русские, конечно, бедно, но соображают хорошо. Умеют сами поставить запаску, накачать колесо, если оно спустило… Умеют на крыше соорудить ТВ-антенну из пустых пивных банок, шланга с душем и мотка колючей проволоки.

Японцы тоже частые гости на Южных Курильских островах. В первую очередь на Кунашире. Им разрешили приходить на своих катерах, чтобы ухаживать за могилами предков, живших на этих землях до Второй мировой войны.

Японцев многое удивляет в жизни русских. Например, на Кунашире нет ни одной бензозаправки, а все ездят на японских джипах?! На вопрос «Как вы заправляетесь?» наши им отвечают по-нашенски: «Да так!» Русский человек, конечно, поймёт, что это означает. А вот японцам загадку «Да так!» разгадать непросто:

— И всё-таки? Если конкретно?

Наши не могут на подобные вопросы отвечать серьёзно.

— От Полярной звезды шланг прокидываем. У них там, на Медведице, отменный бензинчик.

Трое японцев ехали вдоль океана по Кунаширу, прокололи колесо. Остановились, пытались накачать – не получается. Остановили нашего. Как же наш смеялся! Даже моё выступление вспомнил:

— Ну, тупые! Представляете, колпачок с ниппеля не сняли!

Ещё более японцы удивляются, когда видят, на чём наши плавают!

Зато японцам нравится, как наши, выпив, поют. Причём и мужчины, и женщины. Надо же, бедные, а поют. Не знают «цивилы», что главный девиз «не-цивилов»:

«Что не доели, то допоём!»

Поэтому и колёса сами умеем подкачивать и автомобили заправлять без бензозаправок. А из остатков и ошмётков катеров и автомобилей собраться что-нибудь такое, что будет и ездить, и плавать… Вот он реальный «Ё-мобиль»!

И всё-таки Южно-Курильск за 40 лет явно приободрился, прихорошился. Когда я его впервые увидел, создавалось впечатление, что его строила не просто женщина-архитектор, а пьяная женщина-архитектор. Что ни двухэтажный дом, то зуб в носу! В наше время улицы выровнялись, дома освежились разноцветными красками. В некоторых местах стоят покосившиеся от времени и землетрясений заборы, но свежеокрашенные!

Не всё, конечно, осовременилось. Например, посреди города сопка с теми же, везущими наверх подгнившими деревянными лестницами. Я вспомнил, как нёсся по этой лестнице наверх. Да что я… Мы все бежали по ней, когда прозвучало по громкоговорителю предупреждение о цунами. Слава Богу, тревога была ложной. Цунами не случилось, но адреналин за пятнадцать минут выделился в двухгодичном объёме. К тому же ночью пару раз по нашим спальным мешкам из-под земли долбануло пятью-шестью баллами.

Но самое главное – на Курилах по-прежнему живут такие же, как и сорок лет назад, гостеприимные, щедрые, умеющие радоваться окружающей красоте курильчане. Давно подмечено: чем севернее и холоднее земли, тем теплее люди, живущие на них. А иначе как выжить? Только согревая друг друга!

«Чем дальше от Москвы, тем порядочнее люди!»

Когда после развала СССР начались реформы, о Курилах вообще забыли, как и о том, что на них находятся живые люди. Военные части начали разваливаться. Рыбные заводы и те поначалу превратились в декорации для съёмки бандитских разборок энтэвэшного сериала.

Наши люди всегда выживали не благодаря партии и правительству, а вопреки им.

Рыба – нефть Курил!

Сами научились ловить её с использованием новых японских технологий, приготавливать, продавать… При этом сохранили детскую самодеятельность, драматические кружки, танцевальные коллективы… Не превратились в законченных бизнесменов. И слава Богу, что до здешних магазинов не докатились ай-пады с сосками для младенцев.

А может, курильчане такие светлые люди, потому что первыми встречают рассвет?

Не каждому в жизни удавалось встретить рассвет на краю света, стоя на башне боевого танка 45-го года, который врос в землю, став памятником самому себе.

К восходу солнца всегда готов!

Сегодня много разговоров в мире о том, что Россия должна отдать Южные Курильские острова Японии. По-моему, этого нельзя делать! Понимаю: землю надо считать принадлежащей тому народу, могилы чьих предков на ней находятся. Да, японских могил на Курильских островах и впрямь много. Но сегодня на Курилах живут наши люди, и острова уже давно покрыты могилами их предков. На этих людей в центре почти не обращают внимании: у них ведь нет газа и нефти. А вся эта тятя-ямская красота бесприбыльна.

***

Так и хочется попросить наших жрецов власти: «Пожалуйста, и впредь не мешайте этим замечательным людям!» Но, к сожалению, наш президент уже пару раз на Курилах побывал. Не знаю, после того как я рассказал о своём посещении Курил по телевидению или сам додумался, но что-то его там заинтересовало. И это настораживает. Правда, сказал веско: «Это наши острова. Никому не отдадим. Даже думать об этом не следует!» Но как часто бывало: стоит правителю высказаться о том, чего не будет, и это очень скоро сбывалось!

Согласитесь, сколько раз мы слышали от наших лидеров всяческих мастей, что не будет девальвации рубля, что образование в средних школах не станет платным… Так что опасения насчёт будущего Курил всё равно остаются.

***

А потом был мой концерт. Даже два концерта. Пожалуй, самые необычные в моей жизни. Оба… ночью! В это трудно поверить, но люди в Южно-Курильске допоздна работают. К семи многие могли не успеть. Первый начался, как стемнело, в девять. Второй – в полночь! Моё краткое приветствие в начале каждого из концертов сразу настроило зрителей на верный лад: «Последний раз я был здесь 42 года назад! И вы знаете, что приятно? Ничего не изменилось!»

Во время второго концерта где-то в час ночи в клубе отключилось электричество. Ни я не вижу зрителей, ни они меня. Микрофон поперхнулся и заглох. Началось всеобщее негодование. Что делать? И у меня снова сработала отключалка:

— Вы же меня слышите? Так что ещё надо? В темноте, да не в обиде!

Вполне возможно, что это отключение электричества было провокацией со стороны местных чиновников. Им, наверняка, не понравились на первом концерте шутки про их любимую партию «Единая Россия» и про наших нефтегрёбов. Но получилось ещё лучше и символичнее: власть – темнота – смех!

Оба концерта я закончил, как полагается, обещанием и впредь каждые 42 года прилетать на Курилы.

Одна из зрительниц вспомнила, как 42 назад в этом же доме культуры состоялась встреча моего отца с читателями.

Но ещё больше порадовала молодая журналистка из местной газеты:

— Надо же! Мы думали, вы совсем москвич. А вы – во как! В темноте… Это по-мужски!

Наконец-то, я снова услышал это сердечное «Во как!» Вспомнил Зою. Где она теперь? Знает хоть, кому она отказала? Гордится этим или жалеет? Мне бы больше хотелось, чтобы гордилась.

На краю света я научился сопротивляться концу света.

Природа и любовь – два проявления Бога на Земле!

***

Прочитав эти воспоминания, читатель может подумать, что я вот такой положительно-пушистый. Конечно, не так. В каждом человеке намешано и дурное, и наоборот. Я не исключение. Поэтому и люблю путешествовать. В путешествиях всегда проявляются мои лучшие качества, в них я себе больше нравлюсь. А все мои недостатки остаются дома родственникам, друзьям и… журналистам!

 

 

Leave a Reply

  

  

  

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.