Евгений ПЕТРОСЯН: ОН ПРИБЛИЖАЕТ ВАС К БОГУ

petrosjan jumorКогда 17-летний Женя Петросян уезжал из Баку завоевывать Москву, мама вздыхала: “Сынок, быть плохим эстрадным артистом — большое горе. Ведь столько людей будут каждый вечер свидетелями твоего позора. А хорошим артистом ты вряд ли станешь…”. Теперь для многих звезд он просто Женя — такое обращение его больше устраивает. Когда-то каббалисты просчитали, что его лучше всего называть именно так — тогда у актера все будет в порядке.

СЫН ПОЛКА
В профессиональном смысле его семью ничего с искусством не связывало. Отец — математик, мать — химик. И когда в семь лет отпрыск заявил, что станет артистом эстрады, серьезные родители посчитали это очередной ребячьей фантазией. Однако Женя с детства был помешан на идее, что один человек может заставить смеяться многих. Да так от нее и не избавился… “В семь-восемь лет я увидел дядю, стоящего на сцене. Он что-то говорил, люди в зале радовались, их лица преображались, становились добрыми, приветливыми, лучезарными. И для меня, послевоенного мальчишки, который много видел серого в жизни, это стало салютом в темную ночь”. Однако мальчиком он был не хохмачом и шалуном, а очень послушным и скромным, тщательно причесывался, ходил по театрам — в костюмчике, с бабочкой. Часами просиживал в отцовской библиотеке. В общем, производил на окружающих странное впечатление.
“Однажды — мне было лет 15 — я шел на концерт через парк и меня окружили два десятка мальчишек с явным желанием побить. Вариантов отхода у меня не было. Я вдруг увидел себя с их точки зрения и… знаете, что я сделал? Рассмеялся! И, представьте, они тоже начали хохотать. А потом разошлись”.
Не обошлось без участия в самодеятельности — в 50-е годы она развивалась бурно. Женя перепробовал себя практически во всех жанрах: играл сценки из оперетт, конферировал сольно и парно, читал басни, фельетоны, играл в народном театре драматические роли, в 14 лет уже как полупрофессионал выступал в филармонии, куклы водил…
В его жизни было много искушений — и Завадский приглашал его к себе в театр, и в кино не раз звали. Но кроме того, что он сам безумно любил эстраду и не представлял своей жизни без нее, — сама судьба так выстраивала ситуации, что уход из своего амплуа был просто невозможен.
Ему очень повезло с учителями. “Я их называю стариками. Я был вхож в их дома и стал кем-то вроде сына полка. Они мне читали нотации, учили, что нужно делать, как оценивать те или иные явления в искусстве. А я как губка все впитывал”. Среди его наставников — Леонид Утесов, Илья Набатов. “Они на-
учили меня встречать удачи как большую радость, а неудачи — как должное, нормальное”.
ХОДЯЧИЙ АНЕКДОТ
Как правило, на концертах Евгения Вагановича складываются ситуации просто анекдотичные. …Полтава, жара 40 градусов. Артист в костюме, при бабочке. В первом ряду сидит зритель в плавках. На середине концерта он вышел на сцену и на мятом билете попросил автограф. Петросян, окинув его ироничным взглядом, заметил: “А вас не шокирует, что я в костюме, при галстуке”. “Нет, ничего, продолжайте”, — без тени юмора ответил зритель.
Однажды из зала раздался голос с явным кавказским акцентом: “Вы можэтэ рассказать анекдот на букву “А”?” Такого странного вопроса артисту еще никто никогда не задавал. Но Петросян не растерялся: “Адын человек…”
Да что на концертах! В его жизни анекдотичных ситуаций пруд пруди. Но все почему-то с грустным или парадоксальным подтекстом. Если из миллиона предполагается один неудачный шанс, он обязательно достанется Петросяну. Во всяком случае, у него именно такое складывается впечатление. У него уже и фразы заготовлены. Например, при покупке какой-нибудь техники, обращаясь к продавцам: “Умоляю вас, не обижайтесь, но поменяйте товар сразу. Потому что первый вариант, который вы выберете для меня, непременно окажется бракованным. Так что давайте сразу второй”.
А что было в Первом медицинском институте! Серьезные квалифицированные врачи обнаружили гайморит, а ноздрю при операции не ту раздолбили — перепутали. А он кровь не переносит, операцию еле выдержал… А был еще случай. Вызвали его на допрос — ОБХСС заинтересовался какими-то деньгами, которые заплатили артисту за “левые” концерты. Часа четыре его пытали — выясняли подробности. Когда Петросян, остекленевший от ужаса, вышел в коридор, его окликнули из другого кабинета: “Жень, иди сюда, получи значок “Отличник советской милиции”. Мы тебе его полгода отдать не можем”.

ГРУСТНЫЙ ПАТРИОТ

В графе “Есть ли у вас родственники за границей” в многочисленных анкетах, которые вынужден был заполнять по любому поводу, что он только не писал! Однажды вывел: “Москва, Кремль”. И на полном серьезе пояснил, что прибыл “с целью шпионажа”. А теперь в Нью-Йорке у Петросяна живут дочь Вика с внуком Андреем. Дочь вышла замуж за американца очень богатого, бросила его и сошлась с нашим соотечественником. Уверяет, что всем довольна. По профессии она историк, но на самом деле занимается туристическим бизнесом. Когда-то она подавала надежды и собиралась идти по стопам папочки. На Шаболовке ее голос звучал чаще, чем родительский, но отец, посмотрев ее с точки зрения профессии, пришел к выводу, что ничем особенным она не обладает. “Я ей посоветовал заняться чем-нибудь другим. Я убежден, что актерские династии должны идти по возрастающей”.
Конечно, ему предлагали уехать за границу, и не раз. Однажды в Канаде на концерте его спросили: “Ну что, нравится вам у нас?” — “Да, нравится”. — “Почему же вы к нам не переезжаете?” — “Я так долго и так усердно критиковал свой народ, что теперь должен разделить с ним его судьбу”. Ему устроили овацию.
СНАЧАЛА РАБОТА, ПОТОМ ЖЕНА
Петросян всерьез заявляет, что он — дамский угодник. Не ветреник, а именно угодник. И количество штампов в паспорте вовсе не соответствует количеству романов. Впервые он влюбился еще в школе. Об этом знали все. Она была старше на один класс. Всем миром его убеждали назначить свидание. Наконец он решился, но его избранница так и не пришла. Она пришла через тридцать лет на его концерт со своим мужем — он, как оказалось, всю жизнь ревновал свою супругу к именитому артисту.
А вот бывшая жена Петросяна, дама, далекая от эстрадного искусства, страшно ревновала артиста к сцене: “Ну сколько можно говорить про творчество! Я уже не выдерживаю. Пойди, наконец, забей гвоздь!” И никак не хотела понять, что драгоценный супруг его обязательно не той стороной вобьет. Жены его оставляли, потому что он им постоянно изменял… со своей работой.
С новой женой, Еленой Степаненко, слава богу, таких проблем не возникает. Она и сейчас актриса его театра и знает “всю кухню” изнутри. У них был настоящий служебный роман, хотя Евгений Ваганович всегда выступал против амурных дел в рабочее время. И сам не заметил, как оказался в щекотливой ситуации. Дело было в отпуске. Как-то, провожая Елену Григорьевну до гостиницы, он обнаружил, что она не только артистка, но и женщина, а он не только артист, но и человек.
500 ГАЛСТУКОВ
Сколько у вас галстуков в гардеробе? Два? Три? А у Евгения Вагановича их несколько сотен. Говорят, не меньше 500. Скажете — с жиру бесится? На самом деле он просто знает в них толк. “Я бы посвятил галстукам отдельную передачу — двадцатиминутную как минимум. С одной-единственной целью — научить наших мужиков их правильно носить. Нет, я их не коллекционирую. Я просто люблю галстуки. Люблю менять. Один человек прислал китайский, занюханный такой, сороковых годов. Как редкий экземпляр. Наверное, тоже думал, что у меня коллекция. Я дарю галстуки всем, кто со мной общается”. Кто-то объясняет страсть Петросяна его самонадеянностью — мол, любит поучить, что да как носить. “А что, могу. Как-то шепнул Якубовичу на ухо: “Очень хорошо”. Он не понял сначала: “Что хорошо?” — “А галстук вот”. И пошел. Дарить дарит, а вот покупает любимую часть гардероба исключительно сам. Иногда позволит жене… Нет не купить — подсказать, не более.
НАУЧИТЕ ЕГО ОТДЫХАТЬ!
Петросян отказывается от характеристики “я — оптимист”. “Я юморист — это посередине. Посередине, как известно, лежит истина. А юмористический взгляд на жизнь — это целая философия. Во время успеха он даст тебе по носу, чтобы не зазнавался, а во время неудачи восстановит силы, даст надежду, обрадует”. К такому взгляду артист шел всю жизнь путем ошибок и экспериментов. И в профессии, и в жизни. На сцене не играет — он там такой, какой есть. У него нет хобби, свободного времени, он не умеет отдыхать. Даже если его поместить в санаторий, он и там себе занятие придумает. Например, книги издавать — Петросян пишет. Периодически. Всегда найдет способ, как насмешить людей. “Когда зрители смеются, я счастлив. Что значит заставить человека улыбаться? Значит заставить его подобреть. А что значит подобреть? Приблизиться к Богу. Вот с такими философскими воззрениями я и существую”.

Leave a Reply

  

  

  

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.