Уроки доброты Юрия Куклачева

dobro kuklachevИнтервью со знаменитым человеком – дело нешуточное. Многие звезды располагают стандартным набором ответов на вопросы журналистов, и, не задумываясь, автоматически выдают их скороговоркой. Поэтому очень не просто вывести популярного артиста на разговор по душам.

Готовясь к интервью с Юрием Куклачев, я долго думал, как бы в данном случае выйти за рамки шаблонных вопросов-ответов. Но на деле все вышло гораздо проще. Юрий Дмитриевич оказался очень общительным и добродушным человеком.

 

– Уроки доброты? Интересно! А как у вас возникла идея их создания? И вообще, что это такое?

– Эта идея появилась уже давно. Семнадцать лет назад меня пригласили преподавать в Париж. Именно там я впервые опробовал свой новый опыт. Каждый мой курс длился неделю, и на него собиралось по семь тысяч слушателей. Кстати, в Париже я проработал целых пять лет… К счастью, Министерство просвещения дошло и у нас в стране до этого. В школьную программу включили предмет под названием «Окружающий мир». И в этот курс в самое ближайшее время введут мои уроки доброты. Уже начиная со следующего учебного года, они будут изучаться факультативно (как внеклассное чтение). Поэтому за этот короткий период я должен написать программу с первого по пятый класс.

– Наверное, это непростое дело…

– Программу я уже практически разработал, по крайней мере, она уже у меня сложилась в голове. Поэтому, по мере возможностей, я нахожу время и переношу ее на бумагу.

– А чему вы будете учить детей?

– Во-первых, я хочу научить ребят разговаривать. Да-да, просто говорить. Во-вторых, современные дети в большинстве своем «слепы». Они могут разглядеть деньги, журнал, любые другие предметы, но не замечают, например, красивый листик. Они не могут радоваться, видя, как встает солнце, они не обращают внимания на многие интересные вещи вокруг. Еще я буду учить ребят слушать тишину. Сегодня это очень важно. Самое страшное, что нынешнее подрастающее поколение попало под страшный пресс безразличия и невнимания. Сегодня гибнет Россия. Гибнет не потому, что встали заводы и повышаются цены, а потому что мы «теряем» детей.

– Да, это действительно страшно…

– Я собираюсь писать большое открытое письмо Путину. Я хочу рассказать президенту, как играют «в шайбу» на уровне правительства. Казалось бы, я получил поддержку от всех министерств для своей школы доброты, но игра «в шайбу» продолжается. Может, они взятку хотят получить? Но я сразу предупреждаю: «Ребята взяток не будет!».

И какой же выход вы видите? 

– У меня два выхода – или закрыться или продолжать бороться. Первое, разумеется, проще. Конечно, есть еще и третий вариант – можно уехать за границу, как это сделали некоторые наши известные артисты цирка. Но я так не могу!

Фамилия – лучшая визитка

– Юрий Дмитриевич, да вам за ваши труды и заботы орден надо вручить. Да не один!

– Я недавно его и получил. Называется «Надежда нации». Но, честно говоря, я к наградам отношусь безразлично, как к железке. Но раз уж учредили такой орден (он, кстати, золотой, с бриллиантом), то хорошо… Кстати, при Ельцине мне вручили орден «Дружбы».

– А еще вы – Народный артист России…

– Да, и тем не менее, я пришел к тому, что все эти звания в нашей стране – пустое место. Самое лучшее звание сегодня – это фамилия. Вот, возьмите, к примеру, Высоцкого. Произнесешь «Высоцкий» и больше ничего не надо добавлять. Ну, или я – Куклачев. Фамилия – моя лучшая визитная карточка. Безусловно, это нужно заслужить… Я, например, всю жизнь вкалывал как бобик.

– То есть, вы с ранних лет стремились к созданию собственного Театра кошек?

– Знаете, однажды, будучи уже зрелым человеком, я приехал в дом, где родился, где прошло мое детство. Посмотрел вокруг и увидел, что люди, с которыми я учился в школе все умерли. Кто-то спился, кто-то стал наркоманом. Я их всех вспомнил: талантливые, гениальные были ребята! Я вспомнил, как мы сидели все вместе в подъезде, пели песни. Друзья мне предлагал тогда: «Давай выпьем! Давай хоть немножко!». Но я не соглашался, у меня было устремление – стать артистом. Конечно, в молодости я не думал о создании собственного театра. Было огромное желание стать клоуном. Помню, когда я увидел Чарли Чаплина, то сразу понял, какое счастье суметь насмешить человека. Но в то же время мне сразу стало ясно, что это очень сложно. Это стало целью всей моей жизни. В своих книгах я не раз писал, что человек никогда не должен сдаваться. В моей судьбе был очень сложный период: меня уволили из цирка, после того, как я отработал там двадцать лет. Только тогда я понял, что мне нужно создавать свой Театр кошек.

– Сейчас вся ваша семья участвует в работе Театра?

– Жена Лена и сын Дима выступают вместе со мной, а дочь Катя – художник. Она создает декорации. То есть у нас – настоящий семейный театр.

– А как вы придумываете имена своим артистам – котам и кошкам?

– Попадает к нам котенок, мы месяц или два не знаем, как его назвать, присматриваемся… Многие кошки получают имена в зависимости от своих пристрастий. Кот Банан, например, любит бананы. Шнурок обожает играть со шнурками. А кот Жилец вообще чуть не умер. Когда он «выкарабкался», мы дали ему такую кличку…

Русский цирк погиб

– Бывали ли в вашей практике ситуации, когда зал не шел на контакт?

– Нет, такого не было. Мы всегда налаживаем контакт с аудиторией, где бы ни выступали, даже за границей. И в Японии, и во Франции, и уж тем более в России неизменно удается найти общий язык со зрителями.

– А как вы оцениваете ситуацию в отечественном цирке?

– По-моему, русский цирк погиб. Хорошие артисты все уехали в Канаду и в Америку. Почему канадский цирк гремит на весь мир? А все дело в том, что там артистов перекупают, как хоккеистов. Людям предлагают гонорары, визы, гражданство и они, конечно, уезжают. То есть, как только актер достигает определенного уровня, не обязательно супервысокого, его немедленно приглашают в другие страны. Сейчас многие бывшие артисты Московского цирка, вкалывающие за границей, в России бывают только наездами. К маме, к папе приезжают…

А те, что остались?

– А те, что остались – работают на уровне художественной самодеятельности. Есть, конечно, определенные хорошие номера. Например, некуда деваться артистам с животными. Дрессировщики не могут уехать с тиграми и со львами, потому как зарубежные организации «зеленых» очень сильно возмущаются. Еще у нас до сих пор сохранилась очень сильная школа групповых номеров: акробаты, полеты под куполом цирка… А с теми номерами, где артисты выступают сольно, парами или тройками – они все уехали за границу.

Но надо же что-то менять в этой системе, искать выход…

– Взрослых уже не изменишь, поэтому я и решил сделать акцент на детей. Я вообще считаю, что подрастающее поколение нужно ограждать от влияния взрослых. Ведь дети сами по себе такие умные. Они намного сообразительнее взрослых, намного обостреннее чувствуют и воспринимают окружающий мир. Кроме того, современные дети очень активные, а их сейчас толкают в агрессию, затягивают в наркоманию…

На ваших уроках доброты вы будете развивать у ребят умения противостояния этому злу?

– Безусловно! Школа доброты – это очень объемный курс, затрагивающий многие аспекты современной жизни. Например, на своих уроках я буду учить детей слушать тишину. Также обязательно включу в свой предмет театральные этюды, которые помогут развивать у мальчишек и девчонок внимание, память, видение окружающего мира. Дети все быстро схватывают.

Еще я научу малышей боковому зрению. Представьте себе, вы ведете машину и видите все не только спереди, но и с обеих сторон. Это и есть боковое зрение. Его нужно развивать с ранних лет.

Кроме того, нужно научить детей правильно падать. В цирке, когда артисты падают, они ничего не ломают себе. А простой человек – поскальзывается, теряет равновесие и, приземляясь, что-то себе ломает. Но если со школьной скамьи научить человека правильно падать – этот навык останется на всю жизнь. Но самое главное – я научу ребят любить себя.

Как полюбить себя

– Казалось бы, уж чего-чего, а любить себя все умеют…

– Это только так кажется. На самом деле, любовь к себе – особая любовь, это уважение, основанное на чувстве гордости. Но не в коем случае не гордыни! Сравните добро и добродушие. Это две разные формы одного явления. Добродушием пользуются, а добро творят! Любовь тоже бывает разной. Вот скажем, любовь матери мы не видим, но постоянно чувствуем. Достаточно только сказать слово «мама» и внутренний мир человека наполняется теплотой. Моя матушка уже ушла, но ее энергетика живет во мне до сих пор. Ведь у мамы самое огромное и теплое сердце.

– Вы заговорили про материнство, а я подумал, что современные женщины неохотно идут на рождение детей, или в лучшем случае рожают только одного ребенка… 

– Правильно! Поэтому всем девочкам – будущим мамам я говорю: «Никогда не убивай своих будущих детей, я вас очень прошу! Пусть говорят, что детей рожать не выгодно и некогда. Но никогда не убивайте! Это одна из главных заповедей».

У меня самого трое детей. Хотя у большинства людей из моего поколения один, максимум два ребенка. Все делали аборты. Это страшнейшее зло!

А еще я недавно был у академика Норбекова. Слышали про него? Он создал целую систему оздоровления. Мы сейчас с ним подружились и вместе начинаем работать. У меня было желание создать центр добра и милосердия. А Норбеков предложил мне работать вместе: «Давай создадим центр здоровья, добра и милосердия», – сказал он. Ведь здоровье – это самое главное!

Leave a Reply