Курьезы из жизни знаменитостей

ПОЛУЧИЛ СВОЕ
Конферансье Алексеев был королем московских педерастов (в то время слово “голубой” еще не использовалось). Однажды, представляя со сцены чтеца Хенкина, он сказал:
— Сейчас выступит любимец публики, заслуженный артист республики Владимир Хенкевич.
Хенкин вышел и поправил:
— Конфедераст ошибся: я Хенкин, а не Хенкевич.

ЖЕНСКАЯ ЛОГИКА
Американский писатель Джон Эрнст Стейнбек эталоном женской логики считал подслушанный им разговор двух дам:
— Какая у вас интересная прическа, прямо, как парик!
— А это и есть парик.
— Что вы говорите! Никогда бы в жизни не подумала!

С ВОЗВРАЩЕНИЕМ
Артист Ростислав Плятт находился с театральной группой в Англии. В одной из пьес он исполнял роль уже давно умершего Бернарда Шоу. Однажды в гриме писателя он посетил его загороднее жилище. Пожилая леди, следившая за домом, пришла в восторг:
— Как приятно, что мистер Шоу вернулся домой!

РАЗНЫЕ ЗАВЕЩАНИЯ
Самое известное в истории краткое завещание было написано в Англии в 1908 году. Оно состояло из двух слов: “Все – матери”.
Автор самого многословного завещания – американка Фредерика Кук. В начале прошлого столетия она передала своему юристу четырехтомный текст своего завещания. Ошарашенный душеприказчик насчитал в этом документе 95940 слов.

ОСТОРОЖНОСТЬ НЕ ПОМЕШАЕТ
Артист эстрады, пародист и руководитель созданного им театра Владимир Винокур в течение длительного времени отказывался выступать с пародией на Иосифа Кобзона:
– Знаете, Кобзон настолько благороден и в репертуаре, и в поведении на сцене, что рука как-то не поднимается. К тому же это и опасно, Иосиф Давидович как-никак бывший боксер.
Правда, со временем пародия на Кобзона в репертуаре Винокура появилась. Знаменитый певец отнесся к этому благосклонно.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ КАННИБАЛЫ
Русские советские писатели Николай Грибачев (лауреат Ленинской и дважды Государственных премий) и Анатолий Софронов (дважды лауреат Государственных премий) не оставили следа в литературе, но в течение длительного времени организовывали травлю талантливых литераторов и писали на них доносы, приводившие к тяжелым последствиям.
Никита Хрущев, будучи во главе государства, назвал их автоматчиками, которые всегда готовы атаковать врагов партии. Но однажды они “прокололись”. Стало известно, что Грибачев и Софронов, мягко говоря, фривольно проводили время. Узнав об этом, Илья Эренбург сказал:
– Пусть лучше интересуются человеческим, чем человечиной.

ПОДПИЛИЛИ НЕМНОЖКО…
Знаменитая певица Каталани, собираясь выступать на одном концерте в Париже, обратилась к своему мужу:
– Надо понизить фортепиано, иначе я не смогу петь, Но прошу тебя чтобы это было сделано сегодня до вечернего представления.
Наступил вечер. Каталани появилась перед слушателями, но с первых же звуков заметила, что фортепиано вынуждает ее петь значительно выше, чем обычно. Но выхода нет. Она преодолела трудности и окончила арию под бурные аплодистенты восхищенных зрителей. За кулисами она подошла к мужу, который ничего не понимал в музыке, и сердито сказала ему:
– Я же тебя просила понизить фортепиано, а ты об этом забыл.
– Я забыл? Я сам был при том, когда его понижали, и могу это тебе доказать.
Он послал за рабочим и спрашивает его:
– На сколько вы понизили фортепиано?
– На полтора вершка!
– Ну, кто прав, уважаемая? – торжественно вопросил муж.

ЖАДНОСТЬ НАКАЗУЕМА
Знаменитая французская певица и композитор Полина Виардо (возлюбленная писателя Ивана Тургенева) была невероятно скупа. Однажды она отказалась внести хоть какую-нибудь сумму для бедной старушки, матери неожиданно умершей молодой хористки, хотя даже статистки, получающие скудное жалованиье, внесли деньги.
Когда она находилась на гастролях в России, граф Воронцов-Дашков пригласил к себе всю труппу. Попасть к графу почиталось за честь, и никто не осмелился обговорить вознаграждение, кроме Виардо, запросившей 500 рублей. Граф согласился и после выступления вручил Виардо конверт, а всех остальных пригласил на ужин.
Можно себе представить, что было с певицей, когда она узнала, что в конце ужина граф вручил каждому артисту подарок стоимостью 2 тысячи рублей!

БЛАГОДАРЯ ЖЕНСКИМ РУЧКАМ
В ноябре 1917 года молодой сотрудник компании по производству перевязочных материалов “Джонсон и Джонсон” Эрли Диксон женился на девушке по имени Жозефина Найт. Молодая жена очень старалась быть хорошей хозяйкой и так рьяно готовила мужу обеды и ужины, что постоянно резала себе пальцы. Большие стерильные бинты, которые Эрли приносил с работы, было очень неудобно наматывать на ее нежные ручки.
Промучившись три года, Диксон придумал следующее: он нарезал стерильный бинт кусочками и прикреплял их к клейкой хирургической ленте. Заклеивать порез стало очень просто даже без посторонней помощи.
Находчивый муж показал свое изобретение хозяевам. Те сначала остались к нему равнодушными, но после того как Диксон наглядно продемонстрировал использование бактерицидного пластыря, Джонсоны согласились на его производство.
В первый год пластыри делали вручную, и продать их удалось всего на три тысячи долларов. Но в 1924 году для нарезки применили машину, и дело пошло. Эрли Диксон из простого рабочего стал вице-президентом компании. Ко времени его смерти в 1957 году фирма продавала бактерицидных пластырей на 30 миллионов долларов в год.

РАЗНЫЕ ПОНЯТИЯ О ГЕРОИЗМЕ
Цековский чиновник сказал Александру Твардовскому:
– Мы вам к юбилею собираемся Звезду Героя дать, а вы, видите ли, в психбольнице какого-то диссидента навещаете!
– А разве Героя дают за трусость? – спросил Александр Трифонович.

Leave a Reply