ХОРОШУЮ ЖИЗНЬ НЕ КУПИШЬ

И чтобы под подушкой – телефонная трубка

Вроде бы женщинам сегодня везде зеленый свет (вплоть до шпалоукладчиц), хочешь учиться – учись, делай карьеру, добивайся, живи себе по принципу “Хочу – пряники ем, хочу – халву”. Так нет же, в классе рядом со мной сидела девушка, как-то она меня спросила: а зачем, мол, тебе хорошо учиться – в вузе-то все равно платить будешь, на что я ответил, что хорошую жизнь не купишь, ее надо зарабатывать. Она засмеялась, фыркнув: “Работать собрался… ха-ха, слышь, Надька?”

А мне… Мне ее жалко стало. Ведь видно было, что ее программа-максимум – найти богатого спонсора и зажить в свое удовольствие. И вот ведь не подумала, что те, у кого есть деньги, через несколько лет найдут помоложе, чем она. И что потом? Денег нет, образования нет. А самое страшное, если произойдет это тогда, когда в жизни не сможешь уже ничего изменить. А еще одна девушка из моего класса уже готовится к свадьбе (школу мы закончили в этом году), а на руках всего два аттестата – за 9-й и 11-й классы, да и те, скорее всего, затеряются среди бумаг, и зачем только человеку было колбаситься лишние два года в школе, непонятно.

Моя точка зрения такова: прежде чем устраивать семейную жизнь, женщина должна обеспечить себе достойное будущее, а семья – это уже для души, пусть это будет надежным островком в море житейских невзгод. Да и семью она создаст тогда уже в более зрелом возрасте (ведь 27-28 лет – это не 18 и даже не 20), а в случае чего – нерадивому муженьку от ворот поворот.

А напоследок хочу обратиться к девушкам. Милые девушки, не губите свою жизнь, учитесь, работайте, добивайтесь, чтобы потом быть собой, а не женой своего мужа. Конечно, кому из вас не хотелось бы опереться на сильное плечо, ощутить целый шквал страстей, но не лучше ли подстраховаться? И не сочтите меня бессердечным, но слегка практичным, в жизни ведь помимо любви есть и такое понятие, как уверенность в завтрашнем дне (а за этим легче проследить, чем за чужой душой, которая, как известно, потемки… это я про потенциального мужа).

С любовью ко всем вам,

Александр, 17 лет

P.S. Надеюсь, мое письмо не останется без внимания.

Вот это да! Александр, вы просто кладезь житейской мудрости.
Если бы не упоминание о возрасте, я бы подумала, что пишет человек по
крайней мере тридцатилетний! И главное – никакого мужского шовинизма.
Девушки, посмотрите, какой жених растет! Особенно это приятно читать после
писем, в которых авторы немилосердно обрушиваются на нашу молодежь – и
алкоголики-де они, и наркоманы, и о будущем не задумываются. Есть, есть
еще у нас нормальные юноши и девушки, да и куда им деться, если их нормальные
родители воспитывали, а тех, в свою очередь, нормальные бабушки и дедушки
– традиция-то не прерывается.

ПРО МУЖИКА, БАБУ И МАШИНУ

Не было у бабы забот – так заставила мужика машину купить… Каждый день на ухо жужжала – купи да купи, а то у всех есть, а у нас нет. Мне и приличную одежу-то надеть боязно – всю в автобусах поистреплют. В общем, превратилась она из злой – в добрую, из скупердяйки – в щедрую, из трусихи – в рисковую… Разрешила мужику в долги залезть (долгов она прежде, как мышей, боялась), удлинила поводок, то есть отпускала по разным барахолкам шляться и вообще “за консультациями”. Правда, повизгивала – по привычке, если приходил мужик шибко наконсультировавшийся, но не делала из визга самоцель, а лишь дополнительный стимул к достижению заветной цели.

В общем, купили они машину, “шестерку” цвета “мурена”, вся такая из себя – на солнце переливается, колесики со спицами импортными, сиденьица под леопардовую шкурку, рульчик в змеиной кожице – загляденье, а не машинка.

“Во-о-от, – сказала баба, поглаживая желанное приобретение по
крылу, да так ласково, что мужику от таких пассов плохо стало (вспомнилось
молодое, давно забытое…), – теперь я ее больше тебя любить буду”.

“Это почему?” – обиделся мужик.

“А потому что она новенькая, а ты у меня уже потасканный”,
– сказала баба, пошутила вроде как.

“Ну ладно, – подумал мужик. – Это еще неизвестно, кто у нас потасканный. А любить я ее буду не меньше твоего”.

В общем, как говорят в сказках, началась тут в селе совсем другая жизнь. Поначалу все хорошо шло. Сядут мужик с бабой в машину да поедут на барахолку. (И садились-то не сразу: сначала мужик около машины потрется, то там тряпочкой шоркнет, то на стеклышко дыхнет и потом платочком вытрет. Поманежит вокруг машины, а там, глядишь, и благоверная супруга из подъезда выплывет – вся в шубе до пят. Садиться начнет – десять раз посоветуется, как полы правильно положить, чтоб не измять, да лишней шерстинки на леопардовой шкурке не оставить. А все для того, чтоб соседи видели…)

Пожили они так месяца два-три. Приходит как-то мужик домой и просит деньгу – какую-то шаровую купить надо. Ну надо, так надо – пошел за шаровой. Вернулся только на следующий день. Баба по привычке рот для визгу открыла, а мужик говорит: сосед, мол, приходил и говорил, что это, мол, не шаровая у тебя, а ступица побрякивает и надо ее разбирать – а дело это сложное. Жена принюхалась – нет… Видать, и впрямь ступицу эту разбирали…

Дней через десять опять мужик домой не вернулся. Баба в гараж помчалась, приходит – батюшки… три мужика в гараже, все в масле по уши. И все трезвые!

“Мы вот тут с ребятами решили импортный карбюратор поставить от “Опеля”, – с достоинством занятого человека пояснил мужик. – Сосед сказал, что должен подойти”.

Пошла баба домой в растерянности: чудно как-то. Три мужика всю ночь в гараже – и трезвые… Вдруг радостно подумалось ей: “Может, он и впрямь на путь исправления встал? Будет идеальный муж без вредных привычек, о каком спервоначалу мечтала…”

Вредные привычки впрямь на убыль пошли, только не было бедной женщине от этого никакой радости. Только поездят, мужик шасть в гараж – и нет его. По двое суток, по трое. И весь серьезный. Занятой такой – не подступись.

– Что ты там с ней делаешь? – удивляется баба. – Чего тебе от нее надо, ведь ездит же?

Мужик ответил так, что у бабы – мороз по коже:

– Запомни. На заводах делают полуфабрикаты, а не машины. Ее до совершенства нужно собственными руками доводить. Только тогда она будет покорна тебе, как честная жена.

– Кто ж тебя научил этому? – жалобно спрашивает баба.

– Сосед. Он врать не будет. Серьезный мужик – не чета мне. По вкусу масла повреждения в двигателе находит. Великий человек.

И переселился мужик в гараж жить. Устроил себе постельку. Шкафчик для съестного соорудил и живет. Домой изредка приходит. Однажды баба сама прибежала и сделала такое, что мужик чуть не крякнул… Достает из сумки бутылку водки, колбасы кусок, хлеб с помидорами и ласковые такие глазки делает.

– На, миленький, выпей.

– Выпью, когда свою ласточку до совершенства доведу. Когда все эти гребаные лендкрузера как стоячих обгонять будет. Вот тогда и выпью.

– Сосед сказал?

– Да!

Решила баба после этих слов соседа того самого убить. Только не знала, как его зовут и где искать (гаражей-то вон сколько – за горизонт уходят). Потом обидно ей стало, заревела она.

– Ты этот дрындулет поганый со своим соседом поганым больше меня с детишками любишь!

– А должен меньше?

– Должен!!!

– Раз так – запомни, женщина. У человека должна быть цель в жизни. А жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно…

– Щас тебе будет и мучительно, и больно, – закричала баба
и кинулась на мужика с бутылкой наголо. Произошла потасовка. Позже произошел
развод. Бабе с детишками досталась квартира, а мужику – машина и гараж.
Баба во всем винит заговор мирового автомобилизма. Но, собственно, почему?
Мировой автомобилизм здесь ни при чем. Не для того Генри Форд с женой
несколько лет жили на одиннадцать центов в день, собирая первый автомобиль,
чтобы разные бабы на них напраслину возводили. У Форда жена была сотрудницей
в высоком смысле слова, не требовала бессмысленного торчания по вечерам
дома с семьей и не ревновала к высокоорганизованным механизмам. В награду
за такое поведение ее даже хотели похоронить в золотом гробу, как любимую
наложницу скифского вождя.

Правда, был небольшой нюанс: у Форда автомобиль был основной
профессией, а у того мужика – хобби. Но очень навязчивое. Вообще-то ничего
в этом хобби плохого нет – человек всегда при деле, не шляется бесцельно
и не нудит. Но женская ревность к увлечениям мужей имеет место, и ничего
с этим не поделаешь. Причем совершенно неважно, что именно является предметом
ревности – автомобили, рыбки, марки, футбол-хоккей, охота, строительство
планеров и дельтапланов, выпиливание, лужение-паяние, чеканка, резьба,
стрельба по пивным банкам, лошади, змеи, грибы, шишки, живопись, стихотворчество,
радиолюбительство, сплав, маунтинбайк, вышивание, тотализатор, жидомасонство,
морские свинки, государственные перевороты, кролиководство, гребля на
байдарках и на берегу… То есть абсолютно не важно. Мужнино увлечение
– это не предмет ревности, а конкуренция. Женщине просто нужно доказать,
что она лучше, что она конкурентоспособна. Той бабе следовало бы на себя
сначала посмотреть, проанализировать свое поведение, внешность и речь,
а не бросаться с бутылками на невинного человека. Который ее к тому же
на барахолку возил… Вот, собственно, и вся премудрость.

Григорий САНИН

P.S. А у мужика того машина так до совершенства и не дошла. Вернее – совсем не ездит. И все потому, что какой-то дурак придумал к “шестерке” карбюратор от “Опеля” привинчивать! Это ж уму непостижимо…

ИНТЕЛЛИГЕНТСКИЕ ШТУЧКИ,
ИЛИ БИТВА ЗА ШКАФ

Елена Ивановна вышла замуж вроде бы по любви. На последнем курсе института. Муж казался положительным и перспективным. Впереди маячило счастье.

Жили и вправду хорошо, без конфликтов, огорчало лишь отсутствие детей, но со временем Елена Ивановна смирилась и даже радовалась, что их нет, особенно, когда настал кризис, “сожравший” все их сбережения.

Именно после кризиса муж однажды пришел домой навеселе и признался Елене Ивановне, что на стороне у него будет ребенок, а потому он от нее уходит. И хочет забрать половину мебели, половину техники и, соответственно, половину наличности.

Елена Ивановна от ужаса не смогла ничего сказать в ответ, и муж принял это за согласие. На следующее утро к ней вернулся дар речи, и она попыталась образумить мужа, упирая на десять совместно прожитых лет. Но он, казалось, уже все решил и слушать ничего не хотел. В ближайшие выходные намеревался съехать и тут же начать раздел квартиры. Елена Ивановна плакала безостановочно. И, видно, проплакала тот момент, когда муж, забирая вещи, забрал, против уговора, почти все.

Подруга, пришедшая в тот день утешить ее, была потрясена, застав Елену Ивановну в почти пустой квартире сидящей на табуреточке и глядящей в одну точку. “Лена, да ты с ума сошла! Зачем ты все ему отдала? Как ты под сорок лет все это наживать будешь?!” Елена Ивановна вяло сказала, что ему эти вещи, очевидно, нужней, раз он ждет ребенка, и вообще она, как женщина интеллигентная, просто не в состоянии себе представить мордобой из-за шкафа. Простодушная подруга не могла удержаться от яростного восклицания: “Ну, пусть теперь эта проститутка пользуется и твоим шкафом, и твоим мужем, а ты здесь сиди на табуретке как дура!” Но на Елену Ивановну это не подействовало, она сидела как каменная, и подруга сменила гнев на милость: обняла Елену Ивановну, и они вместе заплакали.

Ругали Елену Ивановну многие – друзья, знакомые, приехавшая из другого города мама, – и она никак не могла объяснить им, что она – другая. Что ей стыдно напоминать мужу то, что, по ее мнению, и так должен знать каждый порядочный мужчина. Что она действительно не может себе представить, как пойдет со своим бывшим мужем в суд и там будет кидать ему в лицо хоть и справедливые, но обвинения. “Ну что поделать, гнилая интеллигенция”, – жалко улыбалась она. И знакомые не могли взять в толк, действительно ли она так интеллигентна или это просто слабость характера.

Лиза НИКИТИНА

МИЛАЯ, ТЫ ЧТО ЗДЕСЬ ДЕЛАЕШЬ?

Мне всегда казалось почему-то, что случайные связи, или как их еще называют – связи на одну ночь, – это что-то из ряда вон. Что этим занимаются не уважающие себя женщины. И вот со мной тоже такое приключилось. И даже закончилось все очень хорошо неожиданно для меня самой.

В тот вечер я пошла искать приключений, как всегда по субботам: выходной, впереди воскресенье, время отоспаться будет. Мне было грустно, хотелось праздника и веселья, для себя решила, уеду с первым же, кто позовет. Раньше я этого не делала, а тут захотелось, знаете ли, бывает иногда. Пошла в приличное местечко с танцами, мужчинами и спиртным. Оделась подобающим образом: длинное светлое платье, туфли на высоком тонком каблуке, волосы распустила – в общем, не девушка, а мечта поэта.

Вечер подходил уже к концу, а предложений так и не поступало. Вот так всегда, захочешь совершить что-нибудь эдакое – и не дают, обидно, правда? Совсем я что-то загрустила, объявили последний танец. Ну, думаю, все, придется мне возвращаться домой в свою девичью постельку. Ан нет, не тут-то было, вот оно, чудо. Ко мне приближался красавец мужчина с большими карими глазами, он взял меня за руки и, не говоря ни слова, повел танцевать. Я пошла. В процессе танца стандартный набор вопросов: как зовут, чем занимаешься, часто ли тут бываешь и т.д. И тут поступило-таки долгожданное предложение покататься по ночному городу.

Слегка кокетничая, я согласилась. “Прогулка по ночному городу” длилась ровно столько, сколько нужно было, чтобы доехать до его дома. В машине мы о чем-то болтали, совершенно непринужденно, как будто были знакомы всю жизнь или, по крайней мере, половину. На мой вопрос, куда же мы все-таки приехали, он спокойно ответил: “Домой”. Молча зашли в квартиру, “красавец мужчина” включил телевизор, достал красного вина. Мы выпили, естественно, что же с ним еще делать, не смотреть ведь на него. А потом он неожиданно так говорит:

– Милая, ты что здесь делаешь?

Я опешила. Представляете, получить такой вопрос прямо в лоб от человека, который тебя сюда и привез, собственно говоря. Я ничего не ответила, он продолжал:

– Больше так никогда не делай, мало ли что у тебя в жизни случилось, все это ерунда. Ты знаешь, ты совершенно не такая, как остальные, я еще таких не видел.

И дальше начались объяснения в любви, самые настоящие, от которых голова идет кругом. Я не понимала, что происходит: то ли он действительно влюбился с первого взгляда (эту мысль я отвергла сразу, но она меня все-таки грела, а вдруг правда?), то ли просто мужик перепил, то ли метод у него такой с девушками разговаривать. На последнем варианте я и остановилась. Вы только представьте картинку: мужчина на коленях признается в любви, а девушка в это время перебирает у себя в голове разные варианты, что это с ним происходит, анализирует, так сказать, сложившуюся ситуацию.

А потом случилось самое невероятное: он дал халат, расстелил мне постель, а сам… ушел на кухню курить. Я разделась, легла: жду, что же будет дальше. Ничего. Пошла сама, как говорится, если гора не идет к Магомету, то… Сидит курит, пепельница уже полная.

– Чай будешь? – спрашивает.

– Лучше вина.

Так вот мы и просидели всю ночь на кухне за разговорами и вином.

С тех пор я не езжу с первым встречным, чудо бывает только раз в жизни, да и зачем мне еще один первый встречный на всю жизнь?!

Я бы не сказала, конечно, что это обычная ситуация, наверное, мне повезло, и у кого-то есть другой опыт. Но у меня сложилось так. Для себя поняла главное: никогда не нужно бояться сделать что-то, чего никогда не делала. Если очень хочется иметь такой опыт, то нужно попробовать. И не жалеть о случившемся.

К.П.

И ЗАКРУЖИЛАСЬ ГОЛОВА
Рыцарь печального образа

Таня, здравствуй. Никогда и никому я не рассказывала о своей первой любви. Но, прочитав в вашей газете несколько историй, поняла, что такой любви, как у меня, ни у кого не было и не будет. Мне скоро исполнится 40 лет. По гороскопу я Водолей. И вот уже 26 лет со мной живет это чувство. Началось все в школе, в седьмом классе. В класс зашел новичок, и сердце мое подпрыгнуло, отчего – я не поняла. Невысокий, светловолосый, с глазами цвета солнца. Я больше никогда не встречала людей с таким цветом глаз. Влюбилась в него не только я. Все девчонки из старших классов. Он был рыцарь. Сильный, смелый, на все руки мастер. Бабушки со всего поселка тащили ему утюги, кастрюли, чайники, радиоприемники и т.д.

Я была высокая – 170 см, черноглазая. Мальчишки меня всегда любили. В восьмом классе мы сели за одну парту, как-то раз он коснулся моей руки во время урока, и нас как будто током ударило. Посмотрели друг на друга – и голова закружилась. Это была первая, настоящая, платоническая любовь. Не было ни поцелуев, ни постели, конечно, но было что-то яркое, светлое, вечное. Каждый день у меня на крыльце утром лежали цветы. А один раз я вышла на улицу и замерла. Напротив моего дома была фабрика, и там торчала огромная труба, и на этой трубе огромными буквами было написано мое имя.

Этот год пролетел как во сне. Затем началась пора экзаменов. Мы уходили в горы, брали учебники и готовились. Сдали все успешно. Я поступила в педагогическое училище, а он в металлургический техникум. Встречи с ним были настоящим праздником. Он помогал мне во всем. Но неожиданно Саша заболел. Мне долго не говорили, что с ним. Отец его служил в Семипалатинске, а у него в результате диагноз – белокровие. Он умирал медленно. Нам было по 17 лет. Я даже через столько лет не могу без ужаса вспомнить тот период. Лежал он дома, в поселке, а я училась в городе. После занятий ехала в поселок, сидела возле него всю ночь, утром уезжала на занятия, так продолжалось месяца два.

И вот 8 февраля 1978 года мне говорят, что умерла моя мама. Просто упала и умерла. Похороны прошли как во сне. Я была в таком состоянии, что ничего не поняла. Похоронив мать, я каждый день продолжала ездить к Саше. Мы с ним подолгу разговаривали. Он мечтал о том, как мы поженимся, какие у нас будут красивые дети, как мы покажем им эту трубу и наши места… Умер он 28 февраля 1978 года. Умер, когда я была на занятиях. Поселок небольшой, поэтому похоронили его недалеко от мамы. И вот там я поняла, что нет у меня теперь ни мамы, ни Саши.

С кладбища меня унесли. Но жизнь есть жизнь. Я продолжала жить, учиться, только сама. И через полтора года после смерти Саши мы пошли с девчонками в кафе, там познакомились с парнями из Омска. Среди них был Коля, как две капли воды похожий на Сашу. Он влюбился в меня. Мы поженились. Прожили уже 20 лет. Две взрослые дочери – 19 и 18 лет. Коля любит меня. А я его нет. Если за эти годы и были у меня мужчины, то все они были светловолосые и ясноглазые. Но такого, как Саша, я не встретила. Точно знаю одно: если бы он был жив, то ни за кого, кроме него, я не вышла бы, а если бы он ожил и позвал меня, бросила бы все: семью, детей – и пошла бы с ним куда глаза глядят. Я люблю его всю жизнь.

КАК ПУСТО БЕЗ МЕЧТЫ…

Сбудется, не сбудется… Наверное, каждый человек когда-нибудь задает себе вопрос: а добился ли я чего в этой жизни? Когда мне в голову приходит такая мысль, я поступаю как героиня известного фильма “Унесенные ветром” и говорю сама себе: “Я подумаю об этом завтра”.

Просто как-то неудобно даже самой себе признаваться в том, что пока в моей, в принципе, не очень долгой жизни нет крупных покоренных вершин, то бишь целей! Иногда сидишь, смотришь телевизор, где выступает известный певец или музыкант, и возмущаешься про себя: вот почему кто-то может, а я нет?! Я, конечно, никогда не обвиняла в этом родителей, а приучала себя к мысли, что всему виной моя ЛЕНЬ.

Вот я с детства мечтала стать известной певицей. Потом, когда стала постарше, хотела закончить журфак и получить профессию журналиста, что, к сожалению, не вышло. Видимо, нужно было заставлять себя быть попроворней и проявлять большую работоспособность.

Когда я достигла определенного возраста, я поняла, что
все мои мечтания по поводу карьеры были пустые. Как и многим, мне пришлось
заняться коммерцией, потому что это был единственный способ выжить в нашей
несчастной стране. Не скажу, что я оставила попытку стать журналистом,
но, может, не сейчас, а когда мое материальное положение укрепится. У
меня есть и маленькие победы, конечно, их не назовешь целью жизни, они
как-то больше связаны с бытом и повседневностью.

В общем, я считаю, пока у человека есть мечта в жизни, цель, – он живет, а не существует. Мне не симпатичны люди, у которых нет мечты, люди, которые просто живут без цели в жизни. Пусть ваша цель банальна, но пусть она будет! И это, по-моему, некий стимул продолжать жить.

С уважением, Дуся ШНИПЕЛЬ

ЕМУ ОТ МЕНЯ НИЧЕГО НЕ
НАДО?!
Мы за мир, за дружбу! Секса нам не нужно!
Итак, вы – прекрасная и слабая, и не то чтоб уж совсем старая. Никогда
не был молодой женщиной, но все равно поздравляю.
У вас есть друг – мужчина. По крайней мере, вы так думаете (возможно,
конечно, что он переодетая женщина, но это крайне маловероятно). И вас
мучают сомнения: друг он или что-то нехорошее задумал?
Для упрощения ситуации предположим, что вам 25-36 лет, английский, ПК,
1С:Бухгалтерия, коммуникабельная, сетевой маркетинг не предлагать.
Ему – …

Вариант 1. 45 лет. Старый холостяк-корсар. Молчалив. Храбр
и сдержан. Вам удобно с ним. Он провожает вас в темное время суток, не
приставая с глупыми слюнявыми поцелуями у подъезда, и снисходительно выслушивает
по дороге ваше щебетание. Он абсолютно бескорыстно разрушает для вас Карфаген
и переходит Рубикон: ему достаточно просто быть воплощением Мужчины.

Но однажды за послеобеденным кофе он вдруг понимает, как трогательна ваша родинка (та, что на 2 см пониже правой ключицы), и начинает нести возмутительный вздор о травках, цветочках и умении женщин со вкусом выбрать обстановку для супружеской спальни. В мгновение ока корсар превращается в упивающегося собственной сентиментальностью бюргера. И вы в ужасе бежите. Далеко – за Рубикон. Заново отстраиваете Карфаген и сидите в осаде полгода. Не меньше: за меньший срок у старых холостяков подобная блажь не проходит.

Вариант 2. 24 года. До неприличия худ и застенчив. Чистые
глаза. Нежная кожа. Вы просто дружите – гуляете с ним только днем (он
свято блюдет вашу репутацию), получая порцию винегрета из Мандельштама
и братьев Стругацких. Вы, не будь дура, пытаетесь “держать удар” и по
ночам лихорадочно штудируете всевозможных мастеров печатного слова.

И вот как-то раз он заходит к вам (только на минуточку – вернуть альбом с гербариями и телескоп) и обнаруживает вас взгромоздившейся на стул и пытающейся достать с верхней полки шкафа книгу. Вид кружевных панталон, чуть выбившихся из-под юбки, ударяет ему в голову, и он:

а) с утробным первобытным рычанием впивается в них зубами;

б) те же манипуляции совершает его астральное тело.

В первом случае, когда ваш друг малость поуспокоится, ему придется объяснять, мучительно подбирая слова, какой именно марки ядовитого паука он увидел на вашем нижнем белье, почему ему в голову пришла идея бороться с ним столь неожиданным способом и куда девался труп врага. Во втором он неслышно отступит к двери, уйдет не попрощавшись и присоединится на эту ночь к многочисленной армии рукоблудов. Но в любом случае можете забыть о совместных прогулках.

Вариант 3. 39 лет. Коллега. Нудный растяпа с подавленными
зачатками гениальности. В обед занимает вам место в столовой и нежно дышит
на ваш борщ (чтобы не слишком остыл). Несмотря на это, является не лучшим
вариантом друга – холостяк, потерявший надежду. (Попробуй не потеряй ее,
если на голове – проплешина, как после падения Тунгусского метеорита в
тайге, на талии – ремень не сходится.) В этой ситуации за свою невинность
можно не беспокоиться: по его мнению, постель предназначена исключительно
для сна, а вы его интересуете сугубо с гастрономической точки зрения.

Так вот, хитрый план по развалу империи этого далекого выскочки, Билла Гейтса, почти готов. Вы прилипли к монитору, с бешеной скоростью нажимая на клавиши, а “коллега” подходит, манерно подрагивая коленками, и напевает на ушко о стрелках Амура и совершенно свободном вечере. Мышь валится из ваших ослабевших рук, Гейтс облегченно вздыхает, радуясь маленькой передышке. Беда в том, что это повторяется практически ежедневно и ставит под угрозу вашу дальнейшую карьеру.

Правда, есть здесь одно действенное средство. Нужно прийти к нему домой, хозяйственно перебить гору посуды, набросать окурков в кадки с фикусами и в финале закатить истерику, плавно переходящую в эпилептический припадок. Авось он одумается и займется поисками другой претендентки на звание “Мисс жрица домашнего очага”.

Вариант 4. 31 год. Спит с вашими подругами, а вас обходит
стороной. Эдакий казанова-везунчик. То есть “невезунчик”, я хотел сказать.
Вы танцуете и хохочете с ним на вечеринках, а потом он уходит с другой.
Вас провожает раз в год, завидя ваш дом, ласково треплет по плечу, подмигивает
и торопливо убегает. Вроде вам от него ничего больше и не надо, но червячок
подсознания гложет:

– Почему вот мне от него ничего не надо?.. (Равнодушно.)

– А ему от меня ничего не надо?!! (Возмущенно.)

К тому же подруги о нем такое рассказывают…

И вот на третий год вы задерживаете его руку у себя на плече и с удивлением слышите свой собственный голос, повествующий о замечательном качестве чая, который вам только вчера привезли…

Рано утром вы просыпаетесь, понимаете, что “дружилок” из вас не вышло и, фальшиво повздыхав, отправляетесь на кухню пить тот самый замечательный чай.

Приятного аппетита!

Влад АРХИПЛУТОВ

МОЙ МАЛЕНЬКИЙ ДОКТОР

Здравствуй, дорогая Танечка. Хочу рассказать о своей первой и, наверное, последней любви. Несмотря на свою привлекательность и чувство юмора, из-за сложного характера я не могла долго дружить с парнями. И в школе, и в институте было хоть отбавляй поклонников, а я по-прежнему не влюблялась. И вот наступил 1998 г. Все студенты нашего курса отрабатывали летнюю практику. Я была направлена на подстанцию “Скорой помощи”. И вот мое первое ночное дежурство. Я, в коротеньком белом халатике, с дрожью в конечностях ожидала прихода дежурного врача. Дверь открылась, и… кареглазый шатен высокого роста в белом халате переступил порог медкабинета.

– Здравствуйте, это вы моя практикантка? – ослепительно улыбнулся он…

А дальше были встречи, долгие разговоры, он воспитывал во мне чуткого, нежного человека, замечательного врача. После лекций я бежала на подстанцию, чтобы скорее увидеть Витюшу. Но однажды… Это был последний месяц учебы в институте. Как всегда, после лекций я пошла к нему на “Скорую”. Там мне сказали, что он уехал с практиканткой на вызов. Я весь вечер ждала его звонка, но так и не дождалась. Пыталась звонить ему, телефон молчал. На работе сказали, что он – врач, и я не должна отрывать его от работы. Только однажды я увидела “скорую”, в ней сидел он, а рядом с ним девушка. Он мило ей улыбался. Меня он даже не заметил. На выпускной вечер в институте он не пришел, хотя обещал.

Я плакала днями и ночами, не могла стереть его из памяти, через месяц узнала, что он женился на девушке из нашего института. Сейчас у меня есть жених, я не люблю его, но стараюсь полюбить. А перед глазами постоянно стоит лицо моего Вити и его ласковые слова: “Мой маленький доктор”.”

Leave a Reply