КАК АРЛАЗОРОВ СТАЛ ХУДОЖНИКОМ

После выступления в сибирском леспромхозе какой-то мужик пригласил меня на свой день рождения. Мой директор не скрыл недовольства: «Обойдется». Но я сказала: «А почему нет? Пойдемте все». К дому шли и шли люди, и каждый нес бутылку с мутной жидкостью (мне потом рассказали — самогон здесь из опилок гонят).

В разгар веселья хозяин вдруг обратился ко мне:
— А ты не могла бы сделать такой подарок — Айвазовского?
Я подумала — надо же?! И сказала:
— Но это очень дорого стоит.
— Ничего, мы тут все скинемся.
Я продолжала удивляться — вокруг лес, они, быть может, и моря никогда не видели, а так любят Айвазовского…
— А что Айвазовского? — спросила я.
— Да увидеть бы его.
— Так его уже нет. Вы только картины его увидеть можете.
— Да на хрен нам его картины.
— То есть как… Художник умер, а картины его живут.
Мужики запечалились:
— Как умер? Ах, как жаль. Когда он говорил: «Мужик! Мужик!» — мы просто…
Только тут я поняла:
— Так вы Арлазорова увидеть хотите?
— Ну, я и говорю — Айвазовского.

Шпионам — зеленая улица

Из поездки в Бангладеш муж привез какие-то доллары и в Новый год положил под елку — в качестве подарка. Я впервые видела эту валюту. Повертела в руках и сунула в сумочку… А тут как раз праздничный концерт в КГБ. Приходя туда, надо было предъявлять документ — твою фамилию находили в списке и пропускали. И вот я вытаскиваю паспорт, а из сумочки выпадает и опускается на пол 10-долларовая бумажка! Солдатики, вижу, в шоке. Офицер заинтригованно смотрит на меня. А я говорю:
— Там еще шифровка есть.
Офицер заулыбался, солдатики тоже. Я подняла доллары, и, сверив мой паспорт со списком, меня пропустили.

Подходящая цена

Однажды в Киеве мне предложили озвучить фильм. Режиссер меня никогда не видел, лишь по радио слышал, я тоже его не знала. Договорились встретиться у станции метро «Днепр» — он будет в кожаном пальто, с газетой в руках. Бегу, вижу — стоит. Подхожу:
— Привет!
Он говорит:
— Привет!
— Есть хочу.
— Я покормлю.
Идем. Он меня спрашивает:
— Простите, сколько вы стоите?
— Девять пятьдесят, — говорю.
Долгая пауза. Наконец уточняет:
— А почему пятьдесят?
— Так назначило Министерство культуры.
Всматриваюсь в него и вдруг начинаю понимать, что влипаю в жуткую историю. Говорю:
— Простите, я, наверное, обозналась.
И бежать. А он за мной — цена-то подходящая…

Ох уж эта Белка!

Прилетев с концертами в Магадан, я решила непременно побывать у Вадима Козина. Меня предупреждали, что он недавно американцев выгнал — затопал ногами и выставил — они его раздражали. И в городской театр не пришел, когда его 90-летие отмечали: оказывается, ждал, что ему присвоят звание почетного гражданина Магадана, а его пожелание не учли… Меня представили, и Козин спросил:
— К Клавдии Новиковой имеете отношение?
— Нет.
(Речь шла о премьерше московской оперетты его времен.)
— Чего принесла выпить?
— Шампанское.
— Дрянь. Не буду пить.
— А петь?
— Не буду. Не уговаривайте.
Но зато как он слушал свою пластинку! Закрыв глаза, беззвучно шевелил губами — что-то представлялось ему?.. Дослушав, закричал:
— Буду пить! Где моя бутылка?
Меня предупреждали: вытащит огромную зеленую бутыль, не пейте — он сливает в нее все, что недопито (водку, шампанское, коньяк, плодово-ягодные…). Козин пошарил за креслом, достал эту самую бутыль, налил, выпил и попросил меня исполнить что-нибудь. Я прочитала монолог «Княгиня»:
— За-ме-чательно! — воскликнул он и надписал мне свою автобиографическую книгу.
Вспомнив недавний юбилейный вечер, на котором я читала этот же монолог, я сказала:
— Я бы могла передать вашу книгу и Изабелле Даниловне Юрьевой. Она будет очень рада!
И тут Козин затопал ногами и закричал:
— Белке Косой? Никогда!
— Как?.. Почему?..
— Она сперла куплет моей песни.
Могла ли подумать я, что так попаду впросак.

Шикарная шляпа из воздуха

В своем концерте в Соединенных Штатах я читала Северянина и пела жеманную песенку. Конечно, для такого образа нужна была шляпа. В ту поездку я перемерила их тысячи. И вот в респектабельном магазине в Беверли-хиллз увидела нечто — одни перья! Шляпа стоила 780 долларов. «Ты с ума сошла, — ужаснулась Людмила Бесс, замечательный врач и хозяйка салона, в котором собиралась русскоязычная интеллигенция. — Дождемся весны, на сейле я куплю тебе эту шляпу за сотню». Но нам было сказано — нет, эта шляпа не станет на сейле дешевле. Второй такой нет. Если не купят, художница заберет ее. Мы узнали, что художница живет в Нью-Йорке, Людмила позвонила ей, но та не сбавила цену. Я сказала, что завтра пойду и куплю. А наутро, смотрю, привозят огромную коробку. Какой бесценный подарок Людмила и ее друзья мне сделали! А муж ее, когда я надела эту шляпку, не удержался:
— Я хочу понять — за что 780 долларов?! Это же воздух! Деньги заплатили за воздух…
В этой шляпе я часто выхожу на сцену. И затеваю такую игру: высматриваю в зале милую женщину, прошу примерить мои перья — и та на глазах буквально преображается.

Заменитель мужа для картошки

В маленьком сибирском городке мы зашли в магазин «Интим». До этого я не бывала в секс-шопах. В Москве неловко заходить в такой. А тут я в платок закуталась — день был холодный, — и кто бы меня узнал… Следом вошла какая-то женщина — то ли местная, то ли из деревни приехала. Видно, она понятия не имела, что это за магазин.
— А это что за штука? А в баночках что?
Я была со своим автором Славой Полейко. Мы обменялись взглядами — номер. Как не сделать такой номер!?
Своей героиней я архангельскую тетку сделала, простодушную, деревенскую, говорила на «о».
— Смотрю, на витрине лежит, и помню, где-то видела. А где, вспомнить не могу. Спрашиваю продавца: «Милок, может, скажешь?» А он: «Смотри, женщина, может, сама вспомнишь». Вспомнила: моя бабка деду носки штопала на такой штуке! «Нет, — говорит парень, — это заменитель мужа». — «Чего-о? Без рук, без ног-то!» — «Зачем ему руки-ноги?» — «А кто ж мне травы накосит… Ну, а в баночках что? Баночки больно красивые». — «Это, — говорит, — крем для эрогенных зон». Что это за зона такая? Чернобыльскую помню. У нас на севере зон разных полно. А эта… «Такая зона, — говорит, — помажешь, и мужик возбуждается». — «А-а-а, вспомнила, у нас в деревне есть такая зона — мужики-то возбуждаюся! — винный магазин». Но тут ремень для мазохистов привлекает ее внимание… Если кто меня спросит, завершала я монолог, что в таком магазине продавать, я скажу — шайки дубовые, веники березовые и стог сена свежий. Вот тут-то секс и получится! А вот эта-то штука — заменитель мужа — толкушка для картошки, вот что я вам скажу.
Такова еще одна моя тетка.

Leave a Reply

  

  

  

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.