Катя Лель: “Никому не позволю вытирать о себя ноги”

Самосовершенствование под чутким руководством Льва Лещенко, а позже и Юрия Айзеншписа для Кати Лель не прошло бесследно. Сегодня она знаменита и востребована — по крайней мере в первопрестольной. На ее счету две премии “Овация”, в прошлом году за “Лучший альбом года”, в этом — за “Лучший клип года”, и масса противоречивых высказываний о ее таланте или… его отсутствии.


— Катя, в прошлом году Андрей Губин повсеместно “раструбил”, что причитающуюся ему “Овацию” Катя Лель перекупила самым бесцеремонным образом. Неужели не было желания по такому случаю созвать представителей прессы и изложить собственную версию?

— А зачем? Оправдывается виноватый — это верно подмечено. Зачем пытаться кого-либо в чем-то убедить, если все и без того ясно? В Губине на тот момент говорила обида — он настроился на победу и нисколько не сомневался в том, что никто не составит ему конкуренцию, а тут “Овация” нежданно-негаданно уходит у него из-под самого носа! Надо же было бедняге “адекватно” на это отреагировать!

— На очередном “Кинотавре” о тебе тоже было сказано много нелестных слов. Мол, возгордилась дальше некуда: люди аплодировали, а она даже не соизволила выйти на сцену! Неужели правда?

— Нет. Меня откровенно подставили — это было не участие в фестивале, а какое-то издевательство. Мне заказали песню о кино — без проблем: мы ее записали как полагается, с “живыми” музыкантами, и в назначенный час приехали на открытие. Что там творилось! Организация — хуже некуда. Мало того, что моего звукорежиссера не подпустили к пульту и не разрешили ставить свой микрофон, — когда ведущая Юля Меньшова объявила мой выход, за кулисами вообще не оказалось микрофонов! Представляешь — ни одного. Я, разумеется, в панике: “Что делать?”, а со сцены раздается: “Похоже, молодая звезда Катя Лель не хочет выходить на сцену — ждет специального приглашения”. И дальше в том же духе. Публика ждет, я вылетаю на сцену, мне приносят какой-то микрофон, и тут оказывается, что он выключен, меня не слышно. Хорошо еще, что с песней все было нормально. Но думаете, по РТР меня показали? Ничего подобного: вырезали. А зачем тогда приглашать артиста? Чтобы прилюдно вытереть о него ноги? Тем более что журналисты истолковали все это на свой лад — им подавай сенсацию!

— Ты всегда очень трепетно относишься к своим сценическим костюмам, в то время как подавляющее большинство зарубежных “звезд”, наоборот, действует по принципу: чем проще, тем лучше. Почему?

— Просто я считаю, что появляться на сцене в том, в чем ходишь каждый день, — неуважение к публике. Вспомните Иосифа Кобзона: он в сценическом костюме не то что на улице не появится — в кресло не сядет. По-моему, это правильно. Ты — артист, а это ко многому обязывает. Ты не можешь позволять себе все, что заблагорассудится, не можешь появляться сонным, неухоженным и в одежде, в которой дома утром варил себе кофе, а час назад ехал в такси. Артист каждый раз должен быть, что называется, особенным. Во всяком случае, к этому необходимо стремиться.

Leave a Reply