ЮМОРЕСКА *БЕЗ ПРИНТЕРА* 

 

Вот вы все — прогресс, прогресс! Да в прошлом веке люди без всяких компьютеров жили — и ничего! В каждом дворе курей-гусей — тыщи! Они их и без калькуляторов прекрасно в лицо знали. Вместо футбола — драка, деревня на деревню. Вместо телевизора — окошко. Вон сосед жену за волосья таскает.

А она его за лысину. Разве неинтересно? Чем не бразильский сериал? Огонь трением добывали. Трутся-трутся — и добудут. Шили руками быстрее «Зингеров». Утюгов, правда, не было. На балы так, мятые, и ходили. Представляю себе Наташу Ростову на первом балу! Вся, бедняжка, как изжеванная. Знай, отплясывает да слуг по-французски материт… А приезжали графья на балы, конечно, не на трамвае и даже не на маршрутке. На конях, как тореадоры. Лошадям перца, извините, овса зададут — и наяривают под «Битлз».

Мытые, правда, все, зато калякают с прононсом. И разговоры, само собой, не про Интернет. Про всякие житейские дела разговаривали. Про тех же гусей с курями, например. Вот литературное общество «Арзамас», которое Пушкин посещал, почему так назвали? Потому что у одного ихнего поэта там гусиная ферма была. Под Арзамасом. И они на каждом собрании с гусями были. С жареными, конечно, в яблоках. Заодно и перьев надергают, чтоб писать.

Да, жили люди… Гусей ели, курей… И не только окорочка, но и все остальные места. А про компьютеры даже и не слышали. Спросил бы кто-нибудь Фета, сколько гигабайт у него винт! Смех! Да Фет максимум на китайской восьмибитной приставке в «Тетрис» играл. И ничего, даже стихи сочинял. «Какая холодная осень! Надень свою шаль и капот». Кстати, уважаемые автомобилисты, расслабьтесь, это совсем про другой капот сказано. Это что-то вроде «старомодного шушуна» — шапка, что ли, женская. Капот… Чувствуете, слово-то какое красивое? Это вам не лисец какой-нибудь и не хонорик!

И Лев Николаевич Толстой свою «Войну и мир» не на компьютере сочинил. Тем же гусиным пером старался, что и Пушкин. Бедный гусь! То один классик за хвост дернет, то другой! Эдак никаких перьев не напасешься! Вы эту «Войну и мир»-то видели? Смотреть страшно! Ее ж не поднимешь, не то что написать! Лев Николаевич даже бриться перестал, когда над этой хреновиной работал. Бороду на спину закинет — и строчит, как Анка-пулеметчица. Кое-как управился. Само собой, тут же думает: надо несколько экземпляров сделать. Нельзя же оба яйца на одну сково… извиняюсь, все яйца в одну корзину, то есть в одно издательство, свалить! Вдруг че? Хорошо, у него для таких целей заместо принтера жена имелась. Он сразу же ей параметры заложил — абзац там, формат, шрифт, — и пошло дело! Лев Николаевич только бумагу успевал подсовывать. Мигом семь экземпляров нашлепала! А на восьмом краска в картридже кончилась. Лев Николаевич тут же за краской в город помчался. Босиком. Обуться-то впопыхах забыл, тоже мне Порфирий Корнеич. Картридж-то он принес, а вот дальше… Ну, вы эту историю знаете.

Кстати, Лев Николаевич к нам, потомкам, с рекламным завещанием обратился: мол, ради бога, подбирайте жену только с запасным картриджем! Мало ли что — тонер вон кончится, или, не дай бог, поломка какая…

Ничего себе гений был, да? Все еще «ныне дикие» были, по Петербургу на собаках ездили, а он уж вон какие тонкости знал.

Александр КУЛАГИН

 

Leave a Reply

  

  

  

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.