Михаил Задорнов 2000

michail zadornov 2000Hа минувшей неделе спецпредставитель президента по связям с международными финансовыми организациями Михаил Задорнов подал прошение об отставке. После почти двухлетней работы в пяти правительствах Задорнов хочет вернуться в депутатское кресло. Он будет баллотироваться в парламент на ближайших выборах в составе блока «Яблоко – Степашин».

О мотивах принятых им решений Михаил ЗАДОРНОВ рассказал в интервью «ОГ».

 

Михаил Михайлович, вы ушли в отставку, объявив свою миссию выполненной после успешных переговоров с посланцами МВФ. Нет ли в этом заявлении известной доли лукавства? Ведь впереди еще новые переговоры, и мы рассчитываем на новые транши. Работы бы вам хватило не на один год…Еще в конце мая, когда мы не нашли понимания с политическим руководством страны по поводу структуры экономического блока правительства, меня попросили остаться именно для того, чтобы завершить переговоры с Международным валютным фондом и Всемирным банком. И президент, и тогдашний премьер Сергей Степашин считали, что новому человеку трудно будет сразу сориентироваться на этом направлении. Между тем от исхода переговоров во многом зависела устойчивость всей нашей экономической программы текущего года: бюджет, валютный курс, уровень инфляции…

С помощью коллег мы поставленную задачу решили. Июнь–июль пришлось работать по 12–14 часов в сутки. Тогда через Думу прошло 11 ключевых законов, было принято около 30 постановлений и распоряжений правительства, запустивших целый ряд новых экономических механизмов, согласованных с Фондом. Миссия МВФ, посетившая Москву в конце августа, подтвердила результативность наших усилий: мы рассчитываем, что выделение второго транша кредита в 640 млн долларов произойдет в конце сентября.

Да, будут еще переговоры, да, будет очередной транш в ноябре, да, приедет следующая миссия в конце октября. Но я считаю, что это уже не прорыв, не сверхзадача, а, если угодно, рутинная работа правительства. Мы оставляем полностью отлаженный механизм взаимодействия с МВФ и Всемирным банком. Извините за пафос, но я привык работать на «полную катушку», ощущая свою необходимость. В данной же ситуации, думаю, и без меня все будет двигаться нормально.

 

Тем не менее, уходя, вы подвергли критике экономическую политику нынешнего правительства?

Речь не о тактике – на ближайшие месяцы тут все более или менее ясно. Я считаю, что было бы полезным в стратегическом плане уже сейчас, не откладывая, начать формирование следующей экономической программы развития страны на период с осени 2000 года на 3–4 года вперед. Иначе получится, что изберут нового президента и ему придется строить свою политику с нуля. Для такой программы имеются соответствующие проработки по макроэкономическим параметрам, структурным реформам. Кстати говоря, Фонд и Всемирный банк готовы нас поддержать в этой работе. Формирование подобной программы я видел бы достойной и интересной сверхзадачей для себя. Но, к сожалению, убедился, что сегодня политическое руководство страны экономическая стратегия не интересует. Никто не хочет заглядывать дальше выборов.

Увидев, что путь к решению экономических проблем проходит через политическое поле, я и принял для себя решение вернуться в политику и участвовать в парламентских выборах.

 

Ходят слухи, что к отставке вас подтолкнули несложившиеся отношения с некоторыми влиятельными деятелями: главой администрации президента Волошиным, министром финансов Касьяновым, министром по делам «восьмерки» Лившицем?

Это все выдумки, и не более того. Я ведь не в первом правительстве работаю и не с первым главой администрации взаимодействую. И в Минфине, и на должности спецпредставителя старался проводить ту линию, которую считаю правильной и полезной для страны. Да, при этом приходилось неоднократно спорить с председателями правительств и с коллегами по кабинету. Но это нормально: никто не работает в вакууме или исключительно в благоприятной среде. Политика есть политика!

 

У вас уже состоялись «прощальные» беседы с Владимиром Путиным и Александром Волошиным. Если не секрет, о чем в них шла речь?

Я сообщил им о своем решении. Сказал, что считаю важным сделать в дальнейшем на том направлении, за которое отвечал. Поделился своим видением того, как должна строиться работа экономического блока правительства и как следует реагировать на скандал с «Бэнк оф Нью-Йорк». Остальное содержание наших бесед позвольте оставить «за кадром».

 

И что же вы посоветовали по поводу скандала с отмыванием российских денег в Америке?

Там искусственно смешаны в кучу три сюжета. Первый – собственно финансовые операции через «Бэнк оф Нью-Йорк». У меня, как у специалиста, их описание в западной прессе ничего кроме улыбки не вызывает. Второй – нецелевое использование денег МВФ. Эта история просто притянута за уши, поскольку даже технически кредиты Фонда никак не связаны с корсчетами в «Бэнк оф Нью-Йорк». И третье – все, что относится к «Мабетексу» и президентской семье. Раскручивание этого скандала наносит большой ущерб стране. И в то же время никак на него не реагировать и думать, что все как-нибудь само собой рассосется, тоже неправильно. Необходимо официально выступить в поддержку любых действий, направленных на расследование этой истории: предоставить все документы, послать в Штаты собственную комиссию, и т.д. Словом, сделать все, чтобы скорее поставить официальную точку. Подобный опыт у нас есть в связи со скандалом по поводу «ФИМАКО» (дочерняя структура Центробанка, через которую якобы «прокручивались» западные кредиты. – Д.Д.). Половину времени визита предыдущей миссии МВФ в Москву мы потратили на объяснения по «ФИМАКО». А затем, по инициативе Центробанка, «ПрайсУотерхаусКуперс» провела независимый аудит, который показал, что ни единого цента из траншей ЦБ через «ФИМАКО» украдено не было. Все: больше ни Фонд, ни СМИ к этой проблеме не возвращаются, она для всех закрыта. Так же надо решать вопрос и с «Бэнк оф Нью-Йорк».

 

Вернемся к вашему решению баллотироваться в депутаты. Когда и в связи с чем вы его приняли?

Решение принималось не спонтанно, я много о нем думал. Конечно, на моем выборе сказалась позиция Сергея Степашина и многих моих коллег по «Яблоку». Повлиял на меня и сложившийся политический расклад. Сегодня мы имеем сильную левоцентристскую коалицию во главе с Примаковым и Лужковым. А на правом фланге, к которому я себя отношу, ничего подобного не было. Сейчас, с появлением блока «Яблоко – Степашин» – есть. И перед нами лежит ответственность по представлению в будущей Думе той части избирателей, которые исповедуют либеральные – я подчеркиваю, не радикально- и не ультралиберальные – а просто либеральные ценности.

И для меня было принципиально важным услышать на последнем съезде «Яблока» не только от Степашина, но и от Явлинского и других лидеров движения, что «Яблоко» перестает быть только постоянным критиком всего происходящего в стране, а готово идти во власть и брать на себя ответственность. Это серьезный перелом в настроениях многих моих товарищей, также повлиявший на мой выбор.

Пока я, как и в 1995 году, возглавляю дальневосточный список блока «Яблоко – Степашин» и одновременно собираюсь баллотироваться по одномандатному округу. По какому именно – еще не выбрал.

 

Leave a Reply

  

  

  

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.