Портрет ТВ: Андрей Караулов 1

andrej karaulov moment istinyЛихости Караулова, который несколько лет назад затеял серию бесед с известными лицами, сегодня с Битовым, завтра с Семичастным, -- поражались. Интерес к интервью Андрея Караулова (сам он -- по крайней мере в книге "Вокруг Кремля" -- назвал их "диалогами", но, думаю, это все же не диалоги) был обусловлен в первую очередь тем, что он задавал вопросы, которые ставили его в глазах собеседника на определенную высоту. Достигалось это двумя путями.Главное заключалось в том, что Караулов сразу занял позицию человека, который имеет право предъявить счет своим собеседникам. Он этого не говорил и неизвестно, осознавал ли, но так он себя вел (и ведет поныне), и это прочитывалось не на вербальном уровне, а на уровне взгляда, тона, жеста, которые в личностной коммуникации значимее прямых слов.

Общим психологическим обоснованием этого права явилось то обстоятельство, что поначалу все его собеседники принадлежали к старшему поколению и уже потому были, могли быть ответственны за то, за что сам Караулов по возрасту отвечать не мог.

Конкретные психологические обоснования надо искать в жизни Караулова. Умозрительно можно предположить, например, ранний комплекс социальной обделенности, из которого часто вытекает высокий уровень претензий совместно с правом их предъявлять. Сам Караулов при моей попытке (а дальше цитируется интервью, взятое мной у него для журнала "Столица") затронуть эту материю вопросом о "пути наверх" провинциала в столице ушел, что называется, в глухую несознанку, изобразив на лице глубокое недоумение и сказав, что для него это было совершенно неактуально. Подтекст был такой: "Что за нелепый вопрос?!" Мой визави неявно, но очень внятно пытался поставить меня на место, и я, на какое-то время смешавшись, почувствовал, какого рода давление он может оказывать на своих собеседников. Но поскольку вопрос был очевидно "лепый" и делался со ссылкой на таких героев, как Растиньяк, Адуев и Дибров (который об этом где-то говорил), я повторил заход -- уже не для того, чтобы добиться ответа, а для того, чтобы зафиксировать особую точку в психологическом поле интервьюируемого. Если бы точка была не особой, последовало бы, скорее всего, деловое разъяснение, почему проблема, столь актуальная для многих, не оказалась таковой для него. И снова Караулов ушел от ответа.

Еще один подобный "уход" Караулов попытался изобразить при вопросе, какую информацию собирает о своем будущем собеседнике при подготовке к разговору. Караулов ответил:

-- Никакой информации я не собираю. У меня нет на это ни времени, ни сил, ни желания. Но мои помощники готовят мне досье -- вырезки из газет...

Ответ поразительный -- человек отрицает, что собирает информацию, и в то же время признает, что ее собирают для него и, конечно же, по его указанию.

-- А неофициальные и недокументированные сведения? -- спросил я.

-- Если перевести на нормальный язык то, что ты спрашиваешь, это будет звучать так: "Караулов, перед тем как сесть со Станкевичем перед камерой, был ли ты у его жены, у его друзей, у коллег?"

-- Если бы я собирал информацию о том, кого ты допытываешь перед беседой, так бы и спросил. А поскольку не собираю, то спрашиваю не так конкретно.

-- Тогда я не понимаю, о чем ты спрашиваешь. Задай вопрос!

-- Я его уже задал: используешь ли ты какую-то информацию о собеседнике помимо той, о которой сказал?

-- Что значит "информацию"?

-- Ты что, в самом деле не понимаешь?

-- Абсолютно не понимаю. Задай вопрос, -- сказал Караулов и пояснил, что любит точность.

Я сменил тему, чтобы возобновить ее минут через пять, и только тогда он наконец сказал, что пользуется и теми сведениями, которые получает из разговоров со своими знакомыми. Но как сказал!

Продолжение следует

One comment on “Портрет ТВ: Андрей Караулов

  1. Pingback: Интервью с Андреем Карауловым | О политике с юмором!

Leave a Reply

  

  

  

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.