Окончание интервью с Аллой Пугачевой(1997)

intervju s alloj pugachevojОкончание. Начало интервью со звездой Аллой Пугачевой.

Алла Борисовна, вы очень отличаетесь от того образа, который создают пародисты. Я достаточно долго наблюдал за вами и вижу, что вы совершенно другой человек.

 

Они все просто никак не могут угнаться за мной. Я быстро взрослею. А может, молодею. Мне однажды цыганка сказала, что я доживу до сорока лет. Я ужасно испугалась, когда она мне назвала такую маленькую цифру. А она добавила, что потом я проживу еще столько же, но в обратном порядке. То есть сорок, затем тридцать девять, тридцать восемь… Когда-нибудь совсем ударюсь в детство. Понимаете? Если мне сорок девять, то по этой версии сейчас мне тридцать один. Так что пародисты, да и не только они, не просто отстают, но еще и никак не могут понять, в какую сторону двигаться.

 

Странно, в жизни вы производите впечатление человека счастливого, веселого, а на сцене играете в основном несчастных женщин.

 

Вы плохо следили за тем, что происходит на концертах. У меня нет несчастных женщин на сцене. Есть ситуации в жизни женщины, которые могут сделать ее несчастной и из которых она с достоинством выходит. Я, собственно, показываю, как надо относиться к подобным вещам. Даже если слеза, то слеза не слабой женщины. Если трагедия, то с улыбкой. Это, кстати, сильнее действует на людей. И наоборот, смешные песни пою с грустными интонациями. Вспомнить хотя бы “Посидим-поокаем” – как люди смеялись над ней потому, что я ни разу не улыбнулась. А вот на “Старинных часах” я улыбаюсь, пусть даже там нет ничего радостного. “Жизнь невозможно повернуть назад” – будет глупо выглядеть, если я начну в такт плакать и рыдать, заламывать руки и рвать на себе волосы. Это один из моих секретов. Их у меня сейчас триста восемьдесят девять.

 

Со временем их количество увеличивается?.

 

Наоборот, уменьшается.

 

Забываете их?

 

Вы что, намекаете на старческий склероз? Нет, я их просто стираю из памяти потихоньку потому, что для многих это перестает быть секретом. У меня даже ластик есть специальный. Растут люди, ума набираются. Вообще-то многие из моих секретов не секреты вовсе – это принципы, законы профессии. “Люби не себя в искусстве, а искусство в себе” – что, это секрет? Это закон, а законы, в отличие от заповедей, не учат наизусть. Такие вещи сами приходят. Или не приходят.

 

А как вы относитесь к окружающей вас зависти?

 

Зависть преследует меня с детства, хотя в принципе завидовать-то, особенно раньше, было нечему. Уверена, что для людей это некий кураж, стимулирующая сила, заставляющая их двигаться вперед. Если эта сила в конечном итоге направлена на положительные действия, то я только рада этому

 

Чем обусловлено, что в жизни вы выглядите гораздо моложе, нежели на сцене?

 

Просто на сцене я витамины не пью. Если говорить серьезно, то некая моложавость не всегда помогает в таких извечных темах, как любовь, страдания, трагедия, скорее даже наоборот, мешает раскрывать подобные темы. Поэтому на сцене я делаю все, чтобы казаться старше, мудрее, чем в жизни, где могу позволить себе и выглядеть хорошо, и глазки построить, хотя последнее в принципе не мое. Не знаю, почему Филипп так ревнует; я забыла даже, как пишется это слово – “кокетство”, не то что бы… Но он считает, что у меня это врожденное. Не знаю, не знаю… По-моему, мне это совершенно не присуще; во всяком случае, это не связано с теми женскими уловками, которые проявляются внешне. Совершенно другое направление, это больше охота, чем кокетство, а на ловца, как известно, и зверь бежит.

 

И после таких каламбуров вы будете утверждать, что у вашего мужа нет причин для беспокойства? Филипп как-то сказал, что этот тур отобрал у него жену и опять сделал ее певицей.

 

Честно говоря, я не поняла этой шутки. Из-за его ревности мы иногда ругаемся, но она совершенно беспочвенна. Просто он молодой еще, горячий слишком.

 

А вы его не ревнуете?

 

Я – нет, я его не ревную, потому что понимаю: артист должен нравиться. Получается, что я или должна ревновать, если он нарасхват, или переживать, если он не нужен никому? Ну, уж нет, спасибо. Это нормально, когда у артиста полно обожателей, я это прекрасно понимаю. Да и Филя тоже понимает, но в силу своей молодости никак не может принять.

 

– Есть люди, которые укоряют вас, что вы не умеете дружить.

 

Не то чтобы я не умею, просто не хочу этого. Для меня дружба, к сожалению, ушла вместе с теми людьми, которые не знали меня как певицу. Это понятие ушло вместе с детством. А на эстраде, как правило, это игра в дружбу, нечто мимолетное, что может закончиться, если кто-то больше получит, кто-то кому-то не даст эфир или споет чью-то песню. Это не дружба, а законы сцены, которые мы должны соблюдать. Поэтому я ценю не столько умение дружить, сколько порядочность и такую вещь, как коллегиальность.

 

У вас в разговоре проскакивает иногда интересное словосочетание “душный человек”. Что это такое?

 

Душный человек – это такой, который много говорит и не дает собеседнику закончить мысль, перебивает. При этом он стоит всегда близко, дышит в лицо, заглядывает в глаза и вдобавок крутит на тебе пуговицу. И все это с подобострастием, с лестью непомерной, выходящей за всякие рамки. Может, кому-то это и нравится, но для меня он – душный. Невоспитанный человек без чувства меры.

 

В этом туре вам довелось выступать и в спорткомплексах, и в концертных залах, и на огромных стадионах. Где вы работаете с большим удовольствием?

 

Я вообще никогда не относилась к сцене как к работе. Просто собираются люди и получают удовольствие – одни в зале, другие на сцене. К каждой площадке я подгоняю программу, что-то меняю по ходу; на стадионах – рок-н-ролл даю, в концертных залах – театр у меня. Поскольку я певица разноплановая, мне, даже как женщине, доставляет удовольствие быть то одной, то другой, то третьей – становиться такой, какой хочется быть в данный момент.

 

Значит, в жизни, в отличие от сцены, вам приходится притворяться? Странная ситуация, мне казалось, что все должно быть наоборот.

 

Это только внешне кажется, что артист весь такой блестящий. Тем более в нашей стране, где далеко не блестящее положение. Только мы умеем делать вид, показывать, что все хорошо. Хорошая мина при плохой игре, кажется, так говорят или наоборот, я вечно путаю. Можете представить себе ситуацию, когда артисты будут стучать микрофонами на Горбатом мосту? А сколько нас, как и других, обманывали, не платя за выступления. Столько жульничества развелось во всех сферах, это просто ужасно. Но это самое последнее дело, когда артист начинает плакаться на жизнь. В этот плач все равно никто не поверит, да и не должен верить, потому что артист не имеет права плакать. Это недостойно при той маске, которую мы обязаны носить. Собственно говоря, нам и за это, в конечном счете, тоже деньги платят.

 

Многие, кстати, не в состоянии заплатить за то, чтобы увидеть ваш концерт.

 

Зная, какое положение сейчас в стране, я ни за что бы не назначила таких цен на билеты. Мне обидно видеть людей, стоящих на улице вокруг спорткомплексов, которые не могут попасть в зал только потому, что не имеют таких денег. Я бы лично никогда этого не допустила, но, поскольку на данном этапе я человек зависимый, могу только скрежетать зубами и жалеть как этих людей, так и саму себя. Я жажду гастролей, которые буду организовывать сама, по нормальным ценам. Вплоть до благотворительных или, как их раньше называли, шефских концертов, которые сейчас, по контракту, я не могу себе позволить.

 

Зато вы позволяете себе одеваться, мягко говоря, слишком уж скромно для актрисы такого масштаба. Неужели у вас нет каких-нибудь пышных, красивых супернарядов, в которых можно так здорово показаться на сцене?

 

Для меня то, в чем я выхожу на сцену, – это, прежде всего костюм, в котором я чувствую себя комфортно, который не отвлекает меня и зрителей оттого, что я делаю. А показывать себя, как на подиуме… Это время еще не наступило. Мне, конечно, приятно видеть певиц, которые красиво одеты, но нельзя забывать, что они должны ко всему прочему еще и петь, а не просто показывать наряды. Для артиста очень важно быть правильно одетым, это должно быть гармонично его творчеству.

 

Порой приходится сталкиваться с таким мнением о вас: вот ведь, все у нее хорошо, счастливая…

 

Вот горе-то.

 

…худая, помолодевшая, денег полно…

 

Что, так и говорят?

 

…муж красивый…

 

– Это правда.

 

…да еще и поет. На фиг ей это надо?

 

О, да ты уже засыпаешь совсем. Все, давай заканчивать на сегодня. Действительно, на фиг мне это надо? Только диктофон не забудь выключить, а то батарейки сядут.

После этой фразы Пугачевой на пленке зазвучало короткое шуршание и громкий щелчок. Видимо, в этот момент я прямо на глазах певицы автоматически вытащил спрятанный диктофон из кармана и выполнил ее просьбу. Лавочка в сквере около аэровокзала показалась вдруг очень жесткой. Пиво сделало свое дело: мозг медленно, но все же начал работать. Как она догадалась? Как ей удается всегда все предугадывать? Что ждет меня после того, как я покончу с делами в Москве и вернусь в ставший уже знакомым до последней царапинки самолет с яркой надписью “Алла” на борту? Примут ли там обманщика? Последний вопрос был самым актуальным: в том, что через пару недель опять поеду к Пугачевой, я ни секунды не сомневался. Так и вышло, но это уже совсем другая история.

Алексей СУМИН,

фото автора.

Leave a Reply