Воспоминания о Брейн-Ринге

Меняются времена. Воспоминания о Брейн-Ринге

Елена Клейн

Меняются времена, меняются люди, меняется мир вокруг нас. Но есть вещи, которые хотелось бы оставить без изменений.
Вы жили когда-нибудь в гостинице «Останкино»? А в третьем корпусе? А две недели в двухместном номере ввосьмером? Если один туалет на этаж длиной в троллейбусную остановку и полная гостиница чеченцев?
Не пугайтесь. Это все не страшно, когда вам 16 лет, вы в компании таких же как вы приятелей, и вы впервые всеми правдами и неправдами пробились на съемки Брейна.
Страшно было нашим героическим родителям, которые отпустили чад в далекую Москву, а по телевизору вместо детей показывают танки в той самой Москве. Такой далекий 93 год…
Здорово побыть взрослыми. Но страшновато быть самым старшим в такой компании. Самому младшему из нас было 10 лет, и он был игроком. Это судьба — привозить на Брейн самых маленьких.
Я сочувствую тем молодым, которые пришли позже. Они не увидят зала на 600 человек, где за спинами команд высшей лиги реют командные — не спонсорские, а именно командные — флаги. Не встретят радостными воплями мужика, раздувающего канифоль перед съемкой для лучшей видимости лазера. Не повоют на прожектор — единственное, что осталось видным в дыму. А как здорово потом хрустят рубашка и волосы при каждом шаге.brein ring

Ну где еще можно было услышать: «Абрамович! Вам же сказали черные носки. Что это за безобразная серая полоска? Кто из нас идиот?!». И вы вряд ли красили тушью белые кроссовки. Каждый день. Потому что она отсыхала и отваливалась, совсем как нечто другое.
Нам повезло. Мы играли в «Ручеек» с самим Козловым. И это было после многих съемок. Девочке из нашей команды стало плохо на съемках. Андрей вместо того чтоб отдохнуть в перерыве нашел машину, чтоб довести ее до гостиницы — не ехать же больному ребенку три остановки троллейбусом…
И когда мне говорят: «Ну и сволочь этот Козлов!» , я всегда вспоминаю ту машину, и мне никто не смог еще возразить.

Просто сейчас другие времена. Мало кого интересует кто ты сам. Всех волнует, сколько у тебя денег. Мне только 23. Я еще заработаю на свой Брейн. Не сегодня, так через год или два. И я опять встречу тех, кто может приехать только туда — ведь добрый спонсор не отпустит на просто фестиваль без телерекламы… Конечно мир меняется неотвратимо. Но есть вещи, которые не изменятся никогда. Ведь страсть к игре не лечится, так что мы все больны неизлечимо. Надежды на излечение нет, зато есть надежда на новые встречи.
А пока что остается сказать: «Приезжайте к нам на Колыму, тьфу, в Одессу».
Ждем. Мы.

Leave a Reply

  

  

  

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.