Виктор Матизен. Теория интервью и практика Андрея Караулова

Портрет на фоне жанра

Определение понятий:

РАЗГОВОР или БЕСЕДА -- любая вербальная коммуникация двух или нескольких человек. 

ИНТЕРВЬЮ -- разговор, в котором один спрашивает, другой отвечает. 

ДИАЛОГ -- разговор, в котором нельзя различить, кто является вопрошающим и кто отвечающим. 

 

Фон

В советских СМИ беседы вообще были редкостью, ввиду принципиальной монологичности тоталитарной культуры. Допускалось, по сути, всего два их вида: диалог примерно равных по рангу и положению собеседников, скажем, двух писателей, двух критиков, либо почтительные до подобострастия деловые интервью, где маленький репортер задавал вопросы Важному Лицу. Поэтому первые публикации, в которых журналисты стали задавать человеческие вопросы, а собеседники -- давать человеческие ответы, воспринимались как сенсационные. Никто же не знал, как могут говорить люди, которые до тех пор изъяснялись на публике только советским новоязом. Никто не верил, что можно спросить чина из КГБ: "Как вы думаете, почему органы безопасности так непопулярны в народе?" Вся страна восхитилась Урмасом Оттом, который в 1986 или 1987 году набрался смелости (или хамства) поинтересоваться у Гурченко, сколько ей лет, хотя наверняка знал, сколько. Когда я в 1988 году опубликовал в "Советском экране" свой разговор с бывшим редактором "Искусства кино" Е.Д.Сурковым, на меня смотрели большими глазами: надо же, спросил, как Сурков мог опуститься до участия в травле "космополитов". Хотя слово "опустился" вставил в мой безоценочный вопрос сам Евгений Данилович (я-то, высоко ценя его ум, полагал, что его нравственность была на таком уровне, с которого не приходилось особенно спускаться).

С тех пор жанр непомерно распространился во всех СМИ (в номерах нетолстых журналов бывает по четыре-пять больших разговоров). Есть издания, отличающиеся "фирменными" интервью, например "Аргументы и факты", где работает целая плеяда хороших расспрашивателей. Иногда они интервьюируют парами, например Владимир Мартынов и Юрий Зубцов, что позволяет кому-то находиться в позиции стороннего наблюдателя и контролировать ход беседы. Появились мастера своего дела: Илья Мильштейн, Андрей Ванденко (пресса), Андрей Черкизов, Матвей Ганапольский (радио), Владислав Листьев и Андрей Караулов (ТВ). Блистательно умеет вести беседу Владимир Познер, хотя в этом жанре не работает. Женщин-интервьюеров такого класса у нас пока нет.

На телевидении есть дамы, склонные к лицеприятным беседам с мужчинами: Кира Прошутинская, Кира Владина и другие. Коронный вопрос ведущих такого типа: "Как вам удается быть таким красивым (обаятельным, умным, талантливым etc.)?" В противоположность им Андрея Караулова можно предварительно определить как единственного на нашем телевидении совершенно нелицеприятного вопрошателя.

Положение интервьюера (речь идет, конечно, о личностных, а не о деловых интервью, которые -- теоретически -- может провести и компьютер: задать заготовленные вопросы и записать ответы) довольно сложно. С одной стороны, он должен быть готов задать своему собеседнику сколь угодно резкий вопрос, что означает неизбежную свободу и власть над собеседником, с другой -- быть его, собеседника, тенью, то есть, по Шварцу, знать свое место, с третьей -- быть где-то вровень с ним. Говоря психоаналитическим языком Э.Берна, интервьюер должен умело сочетать все три возможные позиции: Родителя, Ребенка и Взрослого, обращаясь соответственно к Ребенку, Родителю и Взрослому в лице своего собеседника.

На ТВ самой удачной, пожалуй, была мизансцена, которую использовал Урмас Отт, -- спиной к зрителю, почти за кадром, что создавало у публики впечатление некой таинственности фигуры ведущего. Исключения бывают -- скажем, на одесском ТВ была любопытная передача, где ведущий Анатолий Барбакару, беседуя с теневыми дельцами, сажал их спиной к камере, а сам сидел лицом к ней. Но, в принципе, чтобы выйти в кадр и расположиться там на равных с теми, кого он пригласил, интервьюер должен быть самостоятельной фигурой или в ходе своих бесед стать таковой, вырасти в глазах публики. Тогда возможно и чисто хозяйское расположение во внутрикадровой композиции, к которому близок, скажем, Артем Троицкий.

Слово "тень" значимо для описания отношений интервьюера и интервьюируемого еще и в том смысле, что сверхзадачей личностного интервью является выявление тех качеств личности, которые обычно находятся в тени для публики, или даже таких, которые сам человек предпочел бы оставить в тени, если бы мог полностью контролировать свои реакции.

Чтобы вызвать кого-то на проявления искренности, статус интервьюера в глазах собеседника должен быть больше некоторой пороговой величины, различной у разных людей, но всегда ненулевой. Как дуэль была возможна лишь между "благородными" людьми, так полноценное личностное интервью возможно лишь тогда, когда статусы обеих сторон как минимум соизмеримы

Продолжение следует

 

Leave a Reply

  

  

  

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.