Великая компьютерная революция

 

Пару лет тому назад — после того, как улеглось новогоднее похмелье 1995 года во всех часовых поясах, доступных протоколу IRC, на канале #russianвспыхнула оживленная — насколько позволяла головная боль участников — дискуссия. Поводом к ней стал невинный вопрос одной эпизодической тусовщицы (впоследствии нас покинувшей для невиртуальных радостей жизни): «Господа, а кто-нибудь из вас встречал Новый Год на IRC?»

В те дни сама по себе идея встречи Нового Года в виртуальном пространстве представлялась крайней степенью киберпанковства, дигитального нигилизма и UNIXоидной мизантропии. Поскольку больше 80% подключенных к Сети компьютеров в те дни находилось в учебных заведениях и на рабочих местах пользователей, празднование Нового Года в Сети по умолчанию исключало встречу этого праздника в большой и веселой тусовке, у экрана телевизора или в ресторане. Человек, сознавшийся, что бой кремлевских курантов (большого Бена, маленького бена, просто настенных часов, возвещающих новогоднюю полночь) застал его за консолью, представал в глазах собеседников (а отчасти — и в собственных глазах) мрачной кибернетической нелюдью — и должен был становиться в соответствующую позу, защищая такой способ встречи неотвратимого будущего, и атакуя конвенциональные жанры застолья.

Я думаю, что, возникни подобное обсуждение на канале #russian сегодня, оно вряд ли будет отмечено такой же остротой, как в январе 1995. Просто потому, что компьютерная консоль сегодня для большинства интернетовских пользователей — такая же естественная и необходимая часть домашней обстановки, как кресло и телевизор. И человек, отправившийся после полночного бокала шампанского тусоваться с заокеанскими друзьями на IRC, или странствовать по развлекательным сайтам Паутины в новогоднем уборе, выглядит ничуть не большей нелюдью, чем тот, кто в это же время уткнулся в неинтерактивный ящик с Эдитой Пьехой и «Иронией судьбы» (или кого нам там обещали на эту ночь? молодого Кобзона?).

В отличие от Октябрьской или Великой Французской, нынешняя Компьютерная революция происходит без видимых глазу социальных потрясений, мордобоя и стрельбы, без гильотин на городских площадях, продразверстки, продналога и картавых вождей на броневиках. Просто человечество, поставленное в условия свободного выбора — иметь или не иметь на своем столе эту замечательную игрушку по имени РС, — делает без лишнего шума и помпы свой разумный, закономерный и предсказуемый выбор. Сегодня даже не слышно толком голосов непременных ретроградов, пару лет назад рассуждавших о неповторимом акте творчества, о прикосновении пера к бумаге, о магии пишущей машинки, которую не заменит ни один дисплей на свете. Эти рассуждения отошли в то же самое прошлое, которое видело уже и противников телеграфной связи (курьерская почта привычнее), и сторонников рукописного книгоиздания в пику печатному станку… Время не стоит на месте, меняется пейзаж за окном, меняется домашняя обстановка и даже на столах вчерашних техно-скептиков можно видеть мерцание screen saver’ов.

Прогнозы, на которые не скупятся в это символическое время многие мои коллеги, пишущие об Интернете, предвещают нам даль светлую, невиданные и неслыханные технические новшества, беспредельную мультимедию со светомузыкой, виртуальную реальность и реальную виртуальность на расстоянии вытянутой руки. Вот-вот настанет что-то такое небывалое в Интернете, что всех нас изумит, преобразит лицо Сети и откроет перед ее обитателями новые, неведомые доселе рубежи. При всей большой моей любви к Интернету и его техническим новинкам, должен заметить, что на мой взгляд, все это — лабуда и чушь, не будет ничего подобного, и напрасно ждут те, которые ждут. В наступающем Новом Году Интернет будет выглядеть точно так же, как в уходящем — и протоколы, и ресурсы Паутины, и их адреса… Если что и изменится в самом деле, то разве что связь станет в некоторых местах похуже, за счет увеличения числа пользователей на одних и тех же, не поддающихся замене в одночасье, магистральных стволах.

Все реальные перемены, связанные с Интернетом в наступающем году, произойдут не с Сетью, а с жизнью и повадками тех людей и организаций, которые сегодня обходятся без подключения к Интернету. Цифры и оценки специалистов свидетельствуют, что количественный перелом в уходящем году еще не совершился, и численность интернетовских обитателей составляет пока меньше половины грамотного населения в развитых капстранах. Прогнозы говорят о том, что в 1997 году еще 15 миллионов граждан США перешагнут виртуальный рубеж, доведя долю подключенных к Сети американских семей примерно до 60% от общего их числа; похожие цифры ожидаются и в Европе, стремительно наверстывающей в эти дни свое традиционное технологическое отставание от Нового Света на год-другой.

В России, как водится, процесс совершается медленней, в силу известных причин, но и здесь темпы компьютеризации и интернетизации общества не уступают американским или европейским. Низкий уровень доходов населения — это, конечно, нехорошо и прискорбно, однако его влияние на темпы компьютеризации страны не стоит преувеличивать. Вдумаемся: если новый Пентиум 120 со внутренним модемом 33.600 обходится сегодня в России не дороже новой телефонной линии, по официальной цене ее от телефонного узла, то можно ли говорить о персональном компьютере как о недоступной для среднего россиянина роскоши?!

Смешное из жизни

 

Leave a Reply

  

  

  

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.